©

Перейти к содержимому



Зелёная Тетрадь.

Блиц-Конкурс Мерцание Звёзд

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 540

#381 OFFLINE   Отражение

Отражение

    шифровальщик себя

  • Путники
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 063 сообщений
  • Награды

            
120

Отправлено 03:19:35 - 31.12.2012

НОВОГОДНЕЕ


Промелькнул год…
Промелькнул оборванной киноплёнкой и жадными обещаниями преждевременной кончины…
Промелькнул кухонными обвинениями и тошнотворными морганиями…
Промелькнул мудрыми молчаниями и бесполезными словечками…
И был день…
Вера, Надежда и… Смерть. Три вечные сестры – две мученицы, таскающие за собой полусгнивший окоченевший трупик новорождённой дурочки…
Они щурились от солнышка и вприпрыжку бежали к лодочке…
Убежать, оставить, сгинуть!…
Туда, где нас нету…
Туда, где хорошо…
А Бог всё видел. Пил чаёк и закусывал баранками, щедро осыпая нас дырками. Простите, батюшка, пальцы уже не те – пролетают сквозь карманы, завистливо хватая очерствевший воздух. Простите, всё уже не то, Те уже ускакали за околицу на своих деревянных лошадках…
Простите мне появление в вашем невероятном зоопарке, о зверьки распрекрасных пород. Пантерки, Волчики, Кошечки и другие, всевозможных мастей и обличий. Мне бы тоже быть зверьком, только породой обделили, и шерсть не покрасили. Так и остался серый Single Beast…

Вгрызается тут зубками в ржавые прутья клетки, да и рычит ещё: «Я ищу таких как я, сумасшедших и больных…»
Нет, братец Зверь, таких, слава Году, нету…

Мы уйдём из зоопарка… ;)
Есть варианты?

Сообщение отредактировал Мрачный Ромка: 03:20:27 - 31.12.2012


#382 OFFLINE   Wrundel

Wrundel

    Пена Поппера Ментол

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 022 сообщений
  • Награды

               
325

Отправлено 08:27:31 - 31.12.2012

Просмотр сообщенияМрачный Ромка (02:40:11 - 31.12.2012) писал:

дык самым первым дг сер догадался...
и не смолчал, кстати)))

я видел его пост, но догадка была на полсекунды до его прочтения))

#383 OFFLINE   Учебная Тревога

Учебная Тревога

    Пионер с шилом в жопе.)

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 3 433 сообщений
  • Награды

            
6 540

Отправлено 13:00:00 - 31.12.2012

"...А  какие у меня варианты?"  (С) фильм Дорогою Добра)
пока пишу надеюсь) .

#384 OFFLINE   Wrundel

Wrundel

    Пена Поппера Ментол

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 022 сообщений
  • Награды

               
325

Отправлено 13:58:30 - 31.12.2012

Мр. Рома, избави Бог! Никаких сравнений!

#385 OFFLINE   Отражение

Отражение

    шифровальщик себя

  • Путники
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 063 сообщений
  • Награды

            
120

Отправлено 03:16:14 - 06.01.2013

Лето Жара


Фантастические дни…
Когда белая жара поедает разбитые реки асфальта и голодные акулы-автобусы глотают размокшие тела людей. Всё так вяло, беззаботно и жидко одни массы перетекают из рек в акул, выплёскиваются наружу. Закономерные потоки и течения меняют друг друга, подчиняясь своим липким законам. Только звенят телефоны, кости и воздух. Знойно звенящий воздух…
Между тем живородящие птицы недель проносятся над гудящими головами, рождая хмурых птенцов будней, разбавляя несметное потомство слепыми и безмозглыми уродцами выходных. Уродцы всё время улыбаются и пускают слюни в беззаботность нашей безысходности…
Вокруг одни бабочки… Яркие невесомые бабочки с жёлтыми, голубыми и пёстрыми слились с гладью асфальтовой реки серо-коричневой слизью раздавленных тел. Пёстрые крылышки подрагивают на знойном ветру, и раздавленные брюшка приклеены к асфальту… Это Смерть… Пёстрая и невесомая Смерть разбросала свои нежные семена вдоль асфальтового русла. Чтобы не было скучно! Чтобы стало веселее! Чтобы это было видно невооружённым глазом, что смерть может быть и бывает пёстрой и невесомой, а не как все обычно думают – мрачной и ужасающей…
Если не всматриваться…
Если не задумываться…
Если не знать…
Дрожат мёртвые крылья, птицы недель рождают хмурых птенцов будней, акулы автобусов поедают размокших людей.
А там, впереди – Она – ведьмочка с кроссовками, ждёт и ненавидит… Она… Улыбка, красивые глаза, в глазах и улыбке сарказм и презрение…

Цветы засохли, небо заплакало, волосы намокли…

#386 OFFLINE   Резкая

Резкая

    Наглая харя

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 354 сообщений
  • Награды

                  
5 229

Отправлено 03:29:11 - 06.01.2013

По-моему, немного перегрузил образами.

Просмотр сообщенияMr. Romka (03:16:14 - 06.01.2013) писал:

Всё так вяло, беззаботно и жидко одни массы перетекают из рек в акул, выплёскиваются наружу.
Вот это предложение не поняла: то ли запятой нет, то ли ошибка какая.

Просмотр сообщенияMr. Romka (03:16:14 - 06.01.2013) писал:

Закономерные потоки и течения меняют друг друга, подчиняясь своим липким законам.
Не кажется маслом масленным? По-моему нужно немного изменить.

Просмотр сообщенияMr. Romka (03:16:14 - 06.01.2013) писал:

Яркие невесомые бабочки с жёлтыми, голубыми и пёстрыми слились с гладью асфальтовой реки серо-коричневой слизью раздавленных тел.
.... с желтыми, голубыми, пестрыми.... Чем-чем? Пятнами? Цветами? Чем? Не понятно =(

Просмотр сообщенияMr. Romka (03:16:14 - 06.01.2013) писал:

Пёстрые крылышки подрагивают на знойном ветру, и раздавленные брюшка приклеены к асфальту
Я так думаю, здесь просто банальная ошибка =) Брюшки

Просмотр сообщенияMr. Romka (03:16:14 - 06.01.2013) писал:

Чтобы это было видно невооружённым глазом, что смерть может быть и бывает пёстрой и невесомой, а не как все обычно думают – мрачной и ужасающей…
Тут надо немного перефразировать. Выбивается из всего текста. Например: меня смутило слово это, это видно... Что это? Раздавленные брюшки? Или что?
Далее,... Хотя... Да вроде нормальное предложение... Даже не пойму, что мне в нем не устраивает...

А в общем, мне понравилось, хоть сейчас и холодрыга безумная =)

#387 OFFLINE   Отражение

Отражение

    шифровальщик себя

  • Путники
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 063 сообщений
  • Награды

            
120

Отправлено 03:51:44 - 06.01.2013

зарисовочка старая, спонтанная, летняя, нетрезвая, потому и такая масса несуразностей...
но в свою защиту мог сказать:
Слово "брюшко" во множественном числе именуется "брюшка")))
Даже есть такая загадка:
"Два брюшка четыре ушка - что это???"

#388 OFFLINE   Резкая

Резкая

    Наглая харя

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 354 сообщений
  • Награды

                  
5 229

Отправлено 04:00:53 - 06.01.2013

Да ладно? Мда... Вот я и думала, что брюшки не звучит =)

#389 OFFLINE   Отражение

Отражение

    шифровальщик себя

  • Путники
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 063 сообщений
  • Награды

            
120

Отправлено 04:04:11 - 06.01.2013

Просмотр сообщения卍vErЮg@ (04:00:53 - 06.01.2013) писал:

Да ладно? Мда... Вот я и думала, что брюшки не звучит =)
А загадку отгадать???
Подсказываю - ответ не "два жирных зайца")))

#390 OFFLINE   Резкая

Резкая

    Наглая харя

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 354 сообщений
  • Награды

                  
5 229

Отправлено 04:10:13 - 06.01.2013

Что за загадка? О_о

#391 OFFLINE   Отражение

Отражение

    шифровальщик себя

  • Путники
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 063 сообщений
  • Награды

            
120

Отправлено 04:11:09 - 06.01.2013

Просмотр сообщенияMr. Romka (03:51:44 - 06.01.2013) писал:

Даже есть такая загадка:
"Два брюшка четыре ушка - что это???"
ды вот же)))

#392 OFFLINE   Резкая

Резкая

    Наглая харя

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 354 сообщений
  • Награды

                  
5 229

Отправлено 04:14:37 - 06.01.2013

Тьфу ты! Слепошара! Ахахах =)

#393 OFFLINE   Отражение

Отражение

    шифровальщик себя

  • Путники
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 063 сообщений
  • Награды

            
120

Отправлено 04:18:28 - 06.01.2013

Просмотр сообщения卍vErЮg@ (04:14:37 - 06.01.2013) писал:

Тьфу ты! Слепошара! Ахахах =)
маска в глазки набилась)))
а с отгадкой я скоро обниматься пойду)))

Сообщение отредактировал Mr. Romka: 04:18:53 - 06.01.2013


#394 OFFLINE   Резкая

Резкая

    Наглая харя

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 354 сообщений
  • Награды

                  
5 229

Отправлено 04:20:29 - 06.01.2013

Просмотр сообщенияMr. Romka (04:18:28 - 06.01.2013) писал:

а с отгадкой я скоро обниматься пойду)))
Даже так? Точно не с белками? =)

#395 OFFLINE   Отражение

Отражение

    шифровальщик себя

  • Путники
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 063 сообщений
  • Награды

            
120

Отправлено 04:22:27 - 06.01.2013

Просмотр сообщения卍vErЮg@ (04:20:29 - 06.01.2013) писал:

Даже так? Точно не с белками? =)
если только с одной... четырёхухухой))))

#396 OFFLINE   Резкая

Резкая

    Наглая харя

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 354 сообщений
  • Награды

                  
5 229

Отправлено 04:26:52 - 06.01.2013

Ахахах! И с одним брюшком =)

#397 OFFLINE   Отражение

Отражение

    шифровальщик себя

  • Путники
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 063 сообщений
  • Награды

            
120

Отправлено 04:28:17 - 19.01.2013

ПРЫГАТЬ!


Я лежу, уткнувшись горящим лицом в снег, и из моего виска вытекает стремительно остывающая жидкость. Возможно, это мысли… или жизнь. По крайней мере, точно, это то, что всегда мешало и мне и окружающим.
Крепким засохшим клеем остаётся только одно – непреодолимое стремление и желание прыгнуть. Прыгнуть, крепко-накрепко зажмурившись, прыгнуть в никуда.
Этот сон… В течение тех двух часов, что я пытался сегодня заснуть, я не помню, чтобы мне это удалось, но, видимо, удалось, потому что сон я вспоминаю.
Меня вытаскивают из толпы ликующих зрителей. Мне говорят, что я должен прыгнуть. Ничего особенного, просто я должен прыгнуть… вниз. Чтобы люди улыбнулись,… обрадовались. Чтобы всё стало хорошо…
Вниз как камень… стремительно, и зажмурив глаза…
Не спать… я не сплю… просто, я вижу сон…
Стоп! Моя задача одна – прыгнуть! Что было раньше и что будет дальше – не важно! Важно одно – прыгнуть!
Это вполне могло бы звучать как предложение, как просьба, но нет! Это звучит как приказ: «Ты должен прыгнуть!» И я совсем не помню тех, кто мне это говорит, не помню зрителей, не помню никого, помню только пыльные декорации, обветшалый занавес, серую сцену и настойчивый приказ прыгнуть!
Но вот незадача, я стою посреди сцены за закрытыми кулисами уже готовый к прыжку, но почему-то объявляют не мой номер. Это значит, что я должен ждать. Должен стоять и ждать, ясно осознавая то, что прыгнуть в никуда мне ещё придётся… А сейчас только напряжённо ждать с засевшим в голове приказом прыгнуть.
Занавес вдруг начинает быстро подниматься, кулисы раздвигаться, и мне необходимо немедленно удалиться со сцены, бережно храня и скрывая в голове приказ. Спотыкаясь и шаркая онемевшими ногами, я бегу к краю, но мне кто-то и где-то кричат, что с этого края нет выхода за кулисы. А я бегу, слышу, но бегу за тот край, потому что уже поздно бежать назад, потому что я могу помешать своим присутствием чьему-то триумфальному выступлению.
Мне уже не придётся ждать, это к лучшему! Мне нужно с нечеловеческой скоростью искать путь за кулисами к противоположному выходу на сцену, чтобы успеть, чтобы не прозевать свой номер, чтобы явиться публике и со счастливой улыбкой прыгнуть! В никуда!
Как часто и случается во снах, за кулисами мне открывается ужасающе мрачное глобальное запущенное пространство. Множество грязных каналов, переплетённых между собой, множество обрывающихся мостов, тропинок и переходов. Тут и там снуют незнакомые, совершенно апатичные и равнодушные люди, в большинстве своём пожилые. Каким-то образом мне удаётся выяснить правильный путь и я, рискуя собственной шкурой скачу, преодолеваю огромные расстояния между обрывающимися мостами и переходами, то и дело ударяюсь и поскальзываюсь, но упрямо продвигаюсь вперёд, чтобы найти и прийти. Прийти вовремя, не опоздать, и прыгнуть! В никуда!
И вдруг я понимаю, что лежу в своей кровати с открытыми глазами в кромешной темноте. В то же самое время я ясно чувствую, как перебираюсь через мосты и переходы. Но эти ощущения постепенно гаснут. Гаснут и затухают. Ясно и жгуче в мозгу остаётся только одно. Непреодолимое желание прыгнуть! Прыгнуть в никуда! Стремительно! Чтобы ветер свистел в ушах! Чтобы сладкий ужас наполнял каждую клетку тела!
Я лежу, уткнувшись горячим лицом в талый снег и отчётливо понимаю только одно. Скоро мой выход!

#398 OFFLINE   Terminus

Terminus

    Крылатый

  • Забаненые
  • Pip
  • 8 сообщений

Отправлено 08:45:28 - 11.02.2013

ВОЛК ИМЕЕТ ПРАВО


То, что некоторые представители особо праздной интеллигенции называют музыкой, оглушительно грохотало, сотрясая в монотонном ритме гибкие стены клуба «Вдохновение» и являлось единственной причиной головной боли у жителей почти всего квартала Сказочного городка в эту ночь.
Но, к великому сожалению этих жителей, они вынуждены были мириться с подобным проявлением местного расколбаса, случавшегося пусть и не каждый день, но, вопреки их желаниям, очень даже часто, и, как ни странно, считавшимся полноценно закономерным событием. Об одном жалели местные жители — о том, что не успели вовремя переехать в другие районы Сказочного городка, может быть, менее комфортные, но зато относительно тихие и спокойные.
Каждый раз, когда какому-нибудь ненормальному Создателю из мира Талантов и гениев, прямиком в его бедовую голову, приходила идея написать новую сказку, в квартал тут же прилетала личная муза Создателя. Тут же и клуб «Вдохновение» начинал свою оглушительную работу и продолжал её до тех пор, пока музе не будет досконально понятна, собственно, сама идея новой сказки.
Всё дело в том, что феи Вдохновения, которые были ответственны за то, чтобы она была понятна музе, всегда отличались определённой степенью неадекватности. Для того, чтобы феи могли сформировать идею сказки, или, как они сами называют - «бредового бреда», им был необходим именно такой, расколбасный, настрой.
В стенах клуба тем временем царила слишком весёлая атмосфера. Юные и безбашенные феи трясли телами, устраивая самые залихватские пляски, глотали литрами наикрепчайшее спиртное, ржали и кричали наперебой. И только одна личность не вписывалась в картину всеобщего сумасшествия. На ярко-зелёном кожаном диванчике, демонстративно отвернувшись от барной стойки, неподвижно восседала пожилая и худосочная дама со свирепым выражением на лице. Крылышки на её спине были аккуратно зачехлены, а из ушей торчали огромные затычки. Тем не менее, дама беспрестанно глотала пилюли от головной боли. С каждой минутой её настроение опускалось в бездну злости и бешенства всё глубже и заметнее, видимо, она кого-то ждала и никак не могла дождаться.
Внезапно перед женщиной возник парень с бутылкой крепкого напитка в руке. Он и так еле держался на ногах, не забывая при этом приплясывать, поминутно отхлёбывая из бутылки. Его красное лицо было распухшим от веселья и алкоголя, улыбка не покидала губ, а прозрачные крылышки за спиной были изрядно помяты.
- Ждёшь? – парень наклонился к женщине, наградив её чуткое обоняние спиртосодержащими парами своего дыхания. — Ты Муза... э-э-э?
- Муза Акулиновна! Жду! — грозно крикнула она, брезгливо поморщившись, и рискнула вытащить затычки из ушей. — Три часа уже жду! – она сверилась с цифрами на табло, которое висело как раз над головой бармена. — Четыре почти уже!
- А я фей Матвей, – парень полез было обниматься, но, встретив решительное сопротивление, неуклюже повалился за диван, – а эт-то, – кивнул он в сторону поднимающего его здоровяка, – фей Матфей! Ты не путай этих фей!
Матфей представлял из себя крупного верзилу, который на ногах держался чуть поувереннее своего друга, но вот взгляд его совсем не мог ни на чём сосредоточиться.
- Вы пардоньте, мадам, – пробасил Матфей, – но вы ж понимаете, что нам нужна очень уж хорошая кондиция для создания соответствующего вдохновения, мы не драмы-мелодрамы формируем…
- Не драмы, – покачала головой Муза, – сказки! Желательно, детские!
- Да мы ж в душе-то все ребёнки, – Матвей принялся было рвать рубашку на своей груди, но вместо этого он громко рыгнул и заржал.
- Ну, что ж, детишки, – серьёзным тоном оборвала ржач Муза, – пора бы и к делу приступать, а то ненароком оглохну тут от вашей «кондиции».
- А ты на кого работаешь-то, Муза Акулина? – поинтересовался Матвей. – Небось, на французика?
- На него самого! – женщина пыталась перекричать грохот клубных ритмов. – А вам-то что до этого за дело?
- А эт хорошо, что на французика, – продолжал басить Матфей, – а то припорхнут, бывает, музы-стажёрки, полбара сами выпьют, а имя Создателя-то и припомнить не могут. Вот и приходится тогда вдохновение анонимному народу дарить, а это, сама понимаешь, уровень-то попроще будет. Но французику-то мы сейчас тему замутим такую, не пожалеет!
После этого феи обнялись, заржали, да так и ржали истерическим образом минут пять, пока не поймали взбешённый взгляд Музы, после чего старательно посерьёзнели.
- Ты-ты-ты помнишь, – затараторил Матвей, – что после третьего пол-литра придумал? Мартышка с усами?
- Да сам ты мартышка! – возмущённо загудел Матфей. – Мишка, ёпты, мишка с большими ушами!
- А вот ты и сам забыл кое-что, – Матвей нервно задёргал указательным пальцем перед носом у своего коллеги, – ма-а-аленький мишка с ба-а-альшими ушами, – тут он попытался изобразить, насколько велики должны быть уши у придуманного мишки, но опять повалился за диван.
- Точняк, Матвеюшка истину глаголет, – закивал лицом Матфей, – токма его крокодил сожрать должон.
- Да не-е-е, – подал голос из-под дивана карабкающийся Матвей, – крокодил хороший, он зелёный, он хороший, он не может жрать медведей. Пусть медведей жрёт кто-нибудь другой!
- Ну, ладно, – нехотя согласился Матфей и, усиленно подумав примерно с полсекунды, принял решение, – пускай мишку сожрёт волк. Волк, он такой, всех жрёт.
- Точно! – радостно подпрыгнул Матвей, отправившись после этого опять в задиванное путешествие, но, не забывая при этом полировать сюжет создающегося вдохновения. – А спасёт его крокодил, хороший и зелёный!
- Ну, как мне кажется, сюжет сформирован? — резким учительским тоном прикрикнула Муза, неожиданно оборвав эйфорийное состояние Матвея, дабы не дожидаться новых витков уточняющих диалогов.
Дружное молчание внезапно обиженных фей красноречиво обозначило их согласие.
На том и порешили. Муза зафиксировала в ячейках своей уникальной памяти все тонкости идеи для новой сказки и спешно покинула стены клуба «Вдохновение». После этого всё веселье резко оборвалось, музыка стихла, а феи повалились в спячку прямо там, где только что резвились. Они так и будут мирно похрапывать до тех самых пор, пока в городок не пожалует новая Муза.


Серый Волк обитал в соломенной хижине. Да уж, великую проблему устроили ему с получением нормального жилья три брата-Порося, ответственные по всем вопросам с недвижимостью в Сказочном городке. И, вроде бы, не враждовал Волк с Поросями. Так, показал зубы во время воплощения одной из сказочных идей, но всё было чётко по сценарию. Свиньи же оказались на удивление мстительными и несправедливыми.
Но Серый был вовсе не из скулящих созданий. Летом жил и в ус себе не дул, а зимой, следуя мудрой пословице о том, что волка ноги кормят, ежечасно нарезал круги вокруг собственного домика. Кормился-то он, конечно, мясозаменителями из супермаркетов, но, благодаря постоянным пробежкам, поддерживал форму, физическую и духовную, и умудрялся не околеть в морозы.
Сегодня его чуткий сон прервал шелест раздвигающихся соломин, сквозь которые заботливый почтальон Печкин просовывал ему тощий конверт. Пока Серый продирал глаза, конверт уже плавно спланировал на пол, а Волк уже догадывался, что ему просто-напросто прислали очередной сценарий для воплощения какой-то новой сказки. Судя по весу послания, ему предстояла одна из ролей далее чем четвёртого плана, что-то типа «озябший волк там мимо пробегал». Ну, уж лучше такое, чем...
«О, нет!» — Волк схватился за сердце, словно популярный актёр перед толпой слезливых почитателей. Надоевшая до несварения желудка роль злодея-поедателя главных героев была скудно и пресно прописана на мятом листочке, который одиноко выпал из заточения конверта. Почему скудно и пресно? Да потому что, судя по всему, ни муза ни феи не потрудились хоть как-то поработать над идеей, вот и придётся «воплотителям» своими силами достраивать все заковырки в сюжете.


Режиссёрами воплощений сказочных идей почти всегда становились те или иные гномы. Они, не слишком часто задействованные в качестве непосредственных воплотителей, тем не менее, умели довольно-таки красочно преподнести саму идею до умов занятых в сюжете героев. Да и тому же умудрялись сохранять бюджет, выделенный городом для нужд воплощений, почти не тронутым.
Свои имена гномы никому не разглашали, и потому, в данном случае, режиссёром выступал Гном №65. Вся его команда разместилась на цветущей полянке перед лесом, на территории которого и должны будут разворачиваться необходимые события. Следует отметить, что площадкой «Вдохновения» всегда служил сам Сказочный городок со всеми его пригородами и природными массивами, но с одним лишь условием — никто из «лишних» жителей города не должен был маячить в том месте, где воплощался сюжет.
Муза Акулиновна стояла в стороне и нервно цедила цветочный нектар из стакана, помощницы-крыски тем временем заботливо смазывали целебными кремами её крылышки, затекшие от долгого нахождения в чехлах. Музе предстояла ответственная задача — она должна будет видимым или невидимым образом находиться во всех тех местах, где разыгрывается воплощение, дабы фиксировать его процесс самым тщательным образом. Ведь именно ей придётся досконально передать зафиксированное действо Создателю сказки, прямиком в его сознание.
Вокруг 65-го Гнома мельтешил и суетился пожилой мужчина смазливой наружности и в дорогом костюмчике. Он тасовал в своих руках толстую кипу бумаг, перекладывая те или иные листочки с одного места на другое, другие бумажки он постоянно ронял, поднимал, перечитывал, мял и разглаживал. И ещё этот немолодой мужчина о чём-то беспрерывно сообщал Гному, негромко, прицеливаясь источником речи то в одно режиссёрское ухо, то в другое.
В этом человеке практически невозможно было узнать героя всего лишь одного воплощения, но зато снискавшего нехилую славу благодаря нему. Это воплощение сыграло в жизни пожилого мужчины двоякую роль. Я повторюсь — в это трудно поверить, но смазливым красавцем в элегантном костюме был никто иной, как Карабас-Барабас. В своё время ему удалось слишком натурально воплотиться в свой сказочный образ, так что соседи и знакомые всерьёз поверили, что этот человек – реальный деспот и тиран, что послужило достаточным поводом для того, чтобы отвернуться от него. Но, для того, чтобы перестать быть изгоем среди окружающих, Карабасу пришлось очень старательно поработать над своей внешностью, изменив её практически полностью. Ужасающие лохмы и борода были сбриты подчистую, гардероб также стопроцентно обновился. Мало того, он даже имя поменял, теперь его следовало величать не иначе как Лёва Зайчиков. Единственно, что выдавало в Лёве прежнего Карабаса – это взгляд. Из-под густых бровей приятного немолодого мужчины взирали на людей и зверей вытаращенные до предела глазищи, одаривая всех взором, граничащим с безумием. Но нет и худа без добра. Разыграв в своём единственном воплощении роль деспотичного кукольника, Карабас открыл в себе чудовищный талант агента по кастингу, и с тех пор и до сего момента занимаясь подбором и поиском персонажей почти для всех сказок.
Сейчас он, как уже говорилось, крутился вокруг Гнома №65 и подробно сообщал тому обо всех текущих положениях дел:
- Так-так-так, Крокодил уже дал согласие, но слегка опаздывает, тварь зелёная, — тараторил Лёва, — Волк тоже информирован, он и не подумает отказаться, его и так уж как только не варили-резали-стреляли-бодали, он всегда и на всё соглашается... так-так-так... массовка для случаев, не предусмотренных сценарием — тута вся, жрёт халявные закуски... Ах, да! Самое главное, мишка большеухий тут весь, вот он, за спиной...
Гном испуганно обернулся и встретился взглядом с Мишкой. Тот злобно зыркнул на режиссёра и недовольно рявкнул:
- Хотелось бы побыстрее всё закончить! У меня контракт с японцами горит, дорогостоящий, между прочим!
Гном провизжал тому в ответ нереально пискливым голоском:
- Это уже только от Вас зависит, дармоеды, — после чего попытался обратиться ко всем присутствующим, — Внимание! Крокодила ждать не будем — он только в финале мочит волка! А где же волк?! Подать сюда волка! Муза! А где же Муза?!
Присутствующие огляделись. Помощницы-крыски чем-то чокались где-то в сторонке, но самой Музы нигде не наблюдалось.
- Все по миру пущу! — визжал Гном №65, размахивая ручками. — Музу — сюда, сейчас же! И волка!
- Му-за-а-ку-ли-нов-на-а-а! — испуганно заорала вся толпа.
Муза не откликалась.


Тем временем Серый Волк спешил по лесной тропинке прямиком к жилищу Крокодила, дабы занять там позицию, удобную для своевременного поедания Большеухого Мишки. Встречаться с режиссёром ему не хотелось, свою роль он сможет сыграть безукоризненно и без всяких там наставлений. Недаром же Серый считался профессионалом, чаще, чем пару раз за неделю приходилось ему кого-то съедать и получать после этого по макушке. Хоть и навязший в зубах образ, но — заученный на зубок (извините за тавтологию).
По пути к месту предполагаемых событий Волку посчастливилось встретить очень грустную девушку, от красоты которой у него сначала перехватило дыхание и чуть не остановилось сердце, а потом захотелось поведать ей обо всём, что накопилось в его серой и неспокойной душе.
- Может быть, Вы правы, — разошёлся Серый, — может быть, я не прав. Может быть, мне стоит только позавидовать, может быть, мне крупно повезло родиться в этой жизни волком. Но я честно отвечу Вам — никакого везения тут нет и в помине, и завидовать мне – никакого смысла нету. Да, не спорю, я крайне востребованная личность. Почти все воплощения, ну, точно, каждое третье, не могут обойтись без моей персоны. Но, скажу я Вам, лучше бы могли. Посудите сами, практически все мои роли как будто бы скопированы с одной, практически всегда — я злодей, и практически всегда мне достаётся по полной в финале. Меня-то уж и варили, и бодали, и все бока мне отбили, и даже хвост отрубали. Подсказывает предчувствие, сегодня меня вообще ножами порежут. Разве это можно назвать везением?! А ведь воплощения очень даже весомо отражаются и на жизнях наших реальных. Вон, поросята недвижимостями занимаются, коза с козлятами поднимают семейный бизнес молочный, Буратинка, так вообще, ключики выточил от сейфа банковского, слиток золотой упёр и вместе с ним в страну какую-то чудесную свалил. А я, как жил серым и драным неудачником, так им же самым и помру, видимо.
Волк громко всхлипнул и рыдающим голосом принялся ностальгизировать:
- А было ведь времечко, когда и я питал великие надежды. Самое первое моё воплощение, как сейчас помню, был тогда я ещё маленьким сереньким волчком, так и роль досталась небольшая. Мы разыгрывали сюжетик песенки колыбельной. Всего делов-то — тяпнуть в бок какого-то малявку, но каков был резонанс. И вот тогда думал и мечтал я, видимо, напрасно, что суждено мне быть звездой сказочных воплощений. Но, вместо того, я стал посмешищем. Хотя, была в моей практике одна роль, – Серый утёр слезу с одного из глаз, – возил я Царевича Ваньку на спине. Эх, благородная была роль, да, только жаль, что не по ней запоминают-то меня. А ведь имеет право Волк на счастье или нет?
- Имеет-имеет, – ответила красавица, – но не шибко уж твоё горе горькое будет. Вроде б всё при тебе – достаток, популярность, сила, зубки острые. Такой, «плохой парень», да я б с таким хоть на край света. Случаются горести и похуже. У меня вот, вроде бы тоже всё при мне, а нетути счастья – ни женского, ни профессионального. А всё отчего? А всё от одной единственной малюсенькой глупости – имечко подводит. Как, вроде б, и суженного отыщу, и режиссёр восхитится, а имя скажу своё – так все наотрез!
- Бред какой-то, – Волк недовольно замотал головой, – что в имени твоём?
- Звать меня Хавронья, – громко ответила девица, – Хавронья Бабуля я. Хавронья – имя, Бабуля – фамилия, соответственно.
Серый Волк машинально хмыкнул и, совсем не желая того, спросил у красавицы:
- А три порося, случаем, не в родственниках, а то у меня с жильём… ой!
«Ой!» было произнесено Волком вследствие того, что неожиданно покрасневшая искажённым от гневного порыва лицом, красавица отвесила Серому увесистую пощёчину по его мохнатой морде. Хавронья что-то ещё злобно выкрикнула наглецу и вприпрыжку побежала вперёд по тропинке.
Волк, конечно, хотел сразу же броситься вслед за ней, чтобы ползать на коленях, вымаливая прощение, но, испытав на почве нервного расстройства внезапное расстройство желудочное, решительно метнулся на пару минуток в кусты. В кустах же молча и неприметно скрывалась мощная фигура в спецодежде защитной раскраски «под кустики». Единственно, что не сочеталось на фоне маскировочного облачения фигуры, так это ушаночка, ярко-красного цвета с логотипом «Красные Шапки» на его бритой голове. Один только кулак этой фигуры был размером с волчью голову, а лицо, если можно было так его назвать, могло заглотить широченным ртом серого бедолагу целиком. Волк завизжал не волчьим голосом, тем не менее, с радостью отметив тот факт, что его желудочное расстройство так же внезапно настроилось.
- Чё орёшь, волчара позорный, – зашипела фигура, лениво двигая гигантским кулаком.
- Кто Вы? – задрожал Серый, – не убива-а-айте меня…
- Брысь, – огрызнулась фигура, – мы – охранное агентство «Красные Шапки», патрулируем местность текущего воплощения...
- Ух, а я как раз в нём, в воплощении этом занят, — обрадовался Волк, — подскажи тогда, мил человек, где домик крокодилов имеется, а то заплутал я что-то, а мне туда надобно, да и Бабуля, вероятно, там же в обидах укрылась.
- Ну, и вали отсюдова к своей бабуле, — огрызнулся охранник, красноречиво замахнувшись, — спать не мешай!
Волк моментально вернулся на тропинку и неожиданно поймал всё ещё сохранившуюся ниточку Бабулиного запаха. И тут, долго не размышляя, Серый рванул галопом по этому следу.
Если бы он не занимался поиском удобных для своего желудка кустиков, а осмотрел кустарник, растущий напротив того, в котором маскировался охранник, то он обнаружил бы, что и это укрытие отнюдь не пустует.
Там пряталась, затаив дыхание (хотя вместо этого вполне могла использовать умение становиться невидимкой), Муза Акулиновна, которую в этот момент активно разыскивал режиссёр Гном 65-й вместе со всем своим окружением. Муза внимательно следила за происходящими на тропинке событиями и, между прочим, уже старательно фиксировала их.
«Попросил Серый Волк у Красной Шапки показать ему дорогу к домику с Бабулей. Махнул рукой Красный Шапка, указав Волку самый короткий путь», — бубнила крылатая женщина, запоминая увиденное.


Громко топая, Хавронья добралась до какого-то дома. Мало сказать. Что она была расстроена и возмущена, нет, она пребывала в бешенстве. Надо же, так ошибиться в который раз в человеке, пусть даже был он и не совсем человеком. А ведь показался сначала порядочным, плакался полдороги...
Огромный дом был сложен из каких-то гигантских брёвен. Над дверью, на уровне Хавроньевой макушки, откуда-то сверху свисал толстый трос, а перед входом развесистый плакат извещал крупными зелёными буквами «Дом Крокодила».
«Ага, сюда-то Волчара и торопится», — подумала девушка, в голове которой уже созрел план жестокой мести.
Подпрыгнув и повиснув всем своим весом на тросе, Хавронья обнаружила, что этот простейший приём приводит к открыванию входной двери.
«Ничего себе технология, — усмехнулась она, — прям никто и не догадается — заходи и пируй!»
Решительно шагнув в крокодиловы покои, Хавронья громко и разборчиво известила предполагаемого хозяина хором:
- Доброе утро, уважаемый Крокодил! К сожалению, временем на знакомства я не располагаю, но стремлюсь информировать, что очень скоро к Вам должен заглянуть Серый Волк, которому Вы просто обязаны набить морду, дабы проучить этого наглейшего хама за поруганную честь моего честного имени... Ой!
Это «Ой!» прозвучало вследствие того, что в доме уважаемого Крокодила просто-напросто отсутствовал пол. Вместо него, на некотором углублении в несколько метров простирался шикарный бассейн, являющийся одновременно гостиной, спальней, столовой, кухней и уборной хозяина. Так вот, в этот самый шикарный бассейн и опрокинулась взбешённая Хавронья, как только переступила порог крокодилового дома.
Поэтому, вслед за «Ой!» прозвучало «Бульк!»


Серый Волк был немного удивлён тому, что красноречивая ниточка Бабулиного запаха привела его прямиком к дверям Дома Крокодила. Он-то полагал, что обиженная красавица тут же примется плутать в чащобах дремучего леса, то и дело натыкаясь на всяческих неизведанных зверей, от которых Серому, повинуясь долгу чести и совести, придётся её, непутёвую, спасать. Он уже представлял себе, как спасённая Хавронья выскажет ему вердикт стопроцентного прощения и прям-таки бросится в волчьи объятия. А тут, надо же, пошла по тропиночке и безошибочно — Крокодилу в гости.
Сперва Волк заподозрил девицу в связях родственных или каких-нибудь ещё с зелёным хищником. Но, трезво поразмыслив, успокоил себя мыслью, что дама с таким именем, как Хавронья Бабуля вряд ли будет иметь пересекающиеся династические веточки со зверем Крокодилом. Насчёт каких-либо ещё связей тоже возникли уверенные сомнения, ибо всплыл в памяти волчьей не опровергнутый слух об окончательном решении Зелёного вести образ жизни отшельника до конца его дней. Взамен этих неприятных догадок в голову пришла совершенно другая версия, которая, в отличие от предыдущих, приятно грела взволнованное сердечко и неспокойную душу. Красавица знала ведь, куда Волк направляется, и потому целенаправленно побежала именно туда, чтобы устроить приятный сюрприз Серому, встретив его в любви и всепрощении, допуская, однако, небольшой ряд самых лёгких упрёков.
Он улыбнулся и решил радостно распахнуть двери, после чего и объятия, но сразу же споткнулся на первом пункте своего плана. У двери, как оказалось, вовсе не было никакой ручки, а на толчки она совершенно никак не реагировала. Волк пометался в непонятках примерно с полминуты, после чего грохнул изо всех сил ногой по неожиданной преграде, тихонько взвыл от боли и приставил ухо вплотную к одной из трудноразличимых щелей, дабы обнаружить какую-либо реакцию на свои дерзкие действия. Как ни странно, реакция последовала, но совсем не такая, какую мог предположить Серый. Где-то в недрах закупоренного помещения раздались всевозможные всплески жидкого происхождения, бульканья и нечленораздельные крики, издаваемые голосом, чем-то похожим на голос обожаемой Хавроньи.
- Хавруша! — взвыл Волк. — Тут ли ты? Отвори!
- Буль-буль! — последовал ответ. — Спаси меня, а не то я... буль-буль!
- Но дверь затворена, Хаврушечка! — причитал Серый.
- Дёрни за верёвку! — завизжала несчастная. — И не называй меня буль-буль!
Волк осмотрелся, но никакой верёвки, кроме невразумительного троса, не обнаружил, который и дёрнул за неимением других вариантов. Трос поддался с четвёртой попытки, и дверь, как ни странно, отворилась. Серый пулей бросился спасать возлюбленную, но… резко остановился на пороге. Надо сказать, что после воплощения сказки, в которой он пытался поймать в проруби вкусную рыбку собственным хвостом, у него развилась неисправимая фобия перед всяческими водоёмами. Поэтому в данный момент он стоял, взирая на необъятный крокодилов бассейн, активно дрожа всем телом и трусливо поджав хвост. Кстати, этот самый хвост после той сказки возвращали путём целого ряда сложнейших хирургических операций.
- Что ж ты, буль, уставился барином? – нервничала бултыхающаяся Хавронья. – Спасай, что ль!
- Щас-щас, – слова с трудом срывались с языка Серого, – щас я… того… за подмогой… того…
- Сто-о-ой! – заверещала красавица, но Волк уже опрометью выскочил наружу, оставив, однако входную дверь приоткрытой на всякий пожарный. Выскочив на тропинку, он вдруг завизжал не волчьим визгом, старательно хватаясь за то место, где у него должно располагаться сердце. Дело в том, что прямо перед его мордой, прямо из ничего, проявилась пожилая женщина с крылышками за спиной. Случались у Музы Акулиновны подобные огрехи, когда из невидимости её неожиданно выбрасывало. Старость – не радость, чихнёшь там или ещё что – бац – и вся концентрация волшебства теряется.
Женщина взирала на Волка круглыми глазищами и шептала, фиксируя для себя: «Дёрнул Серый Волк за верёвочку, дверь и отворилась».
- Ты Смерть? – задрожал Серый.
- Могу позвать, коль надо, – невозмутимо ответила женщина, – мы с ней по субботам чай с плюшками вкушаем.
- Не-не-не! – пришёл в себя Волк. – Ты лучше сгоняй к режиссёру-гному или, вообще, найди кого-нибудь и передай, что Хав… Нет! (Волк припомнил, что красавица просила его не произносить её имя) …Бабуля там, внутри, и Волк зверски ждёт помощи! Ты, как я вижу, при крылышках – быстро обернёшься.
- Ладно, – ответила женщина, – только ты тут пока ничего не твори, а то я ж фиксирую, – и улетела.
«Так это ж Муза, – пришла внезапная догадка в голову волчью, – так постойте, чегой-то она там фиксирует тут что-то, мымра старая. Мы ж ещё ничего не начинали».
Удивлённый хищник торопливо потрусил к Дому Крокодила, дабы словцом добрым приободрить тонущую Хавронью.

65-й Гном сидел на пеньке и рыдал в голос. Всё летело в трубу, валилось из рук, провалиться ко всем чертям. Два с половиной часа рабочего времени минуло уже, а практически никто из героев так и не явился. Не было ни Крокодила, ни Волка, ни Музы, в конце концов. Только надоедливый Ушастый Мишка крутился под ногами. Гном уже прикидывал рифмы для увольнительного заявления, решив, во что бы то ни стало, утянуть с собой на дно безработицы нерадивого Зайчикова-Карабаса.
А вот и сам Лёва Зайчиков, как будто прочитав мысли Гнома, начинает заискивающе подскакивать перед ним, усугубляя и без того раздражённое состояние режиссёра. Наверное, хочет о чём-то сообщить, ну вот только, не дай бог, что-нибудь неприятное ещё стряслось.
- Крокодила привезли, — информировал режиссёра Лёва, — санитары, на носилках.
- Что случилось? — пришёл в себя Гном. — Почему санитары на носилках?
- Да Крокодилушка на носилках! — уточнил ещё раз Зайчиков, и как раз в этот момент 65-й Гном увидел тормознувшую неподалёку карету медицинской помощи, из недр которой мощные санитары-мордовороты выволакивали носилки, гружённые огромным и охающим Крокодилом.
«Дровосеки! — голосил зелёный гигант и мял коротенькими лапками собственный распухший живот. — Не врачи, а дровосеки!»
- Затруднился желудок Зелёного преодолеть условия последнего воплощения, — принялся объяснять хихикающий Зайчиков, — там он Солнышко, видите ли, глотать должен был. Так вот, слишком остренькая пища это для него, как оказалось.
- Тебе б Светило в пузо! — рявкнул Крокодил, заметив улыбку на Лёвином лице и снова запричитал. — Ох, худо, худо, худо мне, стошнил я Солнцем на заре...
- Крокодил это хорошо, — немного успокоился режиссёр, но вдруг опять схватился за голову, сделав страшные глаза, — но Крокодил-то нужен нам в последнюю очередь. Где Волк? Где Лопоух... ах, ну ты всегда здесь...
- Между прочим, — не потрудился напомнить Большеухий Мишка, — у меня прям сейчас горит контракт с японцами. Дорогостоящий, между прочим!
«Ещё раз он повторит это, — хладнокровно подумал Гном, — и я его пну».
- Где Муза? — вернулся в объятья паники режиссёр. — Где же эта Муза, чёрт её... Ой!
Это «Ой!» было произнесено Гномом оттого, что в тот же самый момент, прямо перед его носом материализовалось обеспокоенное лицо Музы Акулиновны, а через секунду — и вся остальная она.
Режиссёр от такой неожиданности сел прямо на землю, тупо хихикнул, но тут же пришёл в себя и бодрым голосом сообщил:
- Вот это... хм... да... оно... вот да, — потом старательно потряс головой, пытаясь привести мысли в порядок, после чего принялся произносить более осмысленные слова, — теперь всё гораздо приятнее и благоприятнее. Осталось вот только дождать...
- Нельзя ждать! — Муза подняла крылья высоко над головой и попыталась сделать глаза ещё страшнее, из-за чего стала очень походить на старую выпученную ворону, — Волк давно уже у крокодилового дома тусуется. Только, похоже, что в сказку вклинился ещё одна личность, но Серый уже поспешил от неё избавиться.
- То есть? - спросил Гном. Он чувствовал, как дрожат его колени, ноги уже начинали подкашиваться. Всё его маленькое нутро чуяло что-то уж очень неладное.
- Ну, короче, наш волчара напрочь сожрал какую-то бабулю, — объяснила Муза, — так мне и сказал — вся бабуля, мол, внутри.
- Как?! Заслуженную Бабулю?! — глаза режиссёра полезли буквально на лоб, вследствие чего, неожиданно углядев среди массовки знакомое сморщенное лицо. Режиссёр заметно успокоился. — Да что вы брешете? Вот же она, вон — Бабуля.
- Какую такую бабулю?! - внезапно возмутился Ушастый Мишка. — Он же должен был меня сожрать, а не какую-то там бабулю! У меня контракт...
Мишка всё-таки дождался увесистого пинка. Правда, не со стороны режиссёра. Обладательница Заслуженного сморщенного лица решительно растолкала тесные ряды массовки, одарила ударом ноги взволнованного Мишку и выросла перед Гномом, состроив настолько печальную мину, что на её старческом лике тут же добавилось десятка два резервных морщин.
Вскоре, когда присутствующим удалось-таки уловить приблизительный смысл бабулиных рыданий. Стало ясно, что к Волку на обед попалась вовсе не она (в этом уже никто не сомневался), а её кровиночка — внучка Хаврошечка, а фамилия-то у них по роду одна прописана — Бабуля, то есть (всем присутствующим пришлось коротко хохотнуть, но тут же заткнуться, узрев натруженный кулак бабули).
Бабуля была более чем уважаема в Сказочном городке. Почти во всех воплощениях находилось ей место, ибо во всех сказочных идеях, так или иначе, присутствовала какая-нибудь старушка, пусть хоть мельком. Потому она и прибежала со всех ног сюда потусоваться в массовке, хотя на этот раз приглашение для неё не было выслано. Бабуля полагала, что в сценарии может-таки возникнуть неожиданная потребность в её присутствии. Но никто в городке не догадывался, что даже фамилия у бабули была — Бабуля. И уж совершенно никто не заметил того, что в тени популярности талантливой старушки проживают свои скромные жизни её дочка и внучка.
Потому-то именно сейчас все, как один, решили выдвинуться к дому Крокодила, дабы отважно спасти несчастную Хавронью и настучать Волку по голове за нарушение сценария.


Двигалась вся компания очень медленно. Только лишь более, чем через полчаса строение крокодилового дома предстало перед глазами. Впрочем, не удивительно, это ж Вам не крылышками Музы припорхать за пять минут, а продираться через буреломы коротенькими неуклюжими ножками Гнома, ибо никто не смел обгонять режиссёра. Да, ещё следует учитывать вынужденные остановки, когда приходилось дожидаться вечно отстающего запыхавшегося Лопоухого Мишку, у которого ножки, кстати, были даже покороче, чем у Гнома №65.
Но, всё-таки остановившись на довольно-таки приличном расстоянии от места происшествия, вся компания старательно залегла — кто в густой травке, кто в овражке. Каждый пытался слиться с окружающей природой и стать неприметным. Вперёд же решили выдвинуть силу в лице мордоворота-охранника из агентства «Красные Шапки». Залихватски сдвинув ушанку на левое ухо, охранник поведал о том, что ранее уже сталкивался с наглым поведением неадекватного хищника и сейчас, как никогда, готов задать трёпку этому пожирателю Бабуль. Следом за ним ломились прямиком по цветущим кустам агрессивно настроенные санитары, которых почти силой заставили сопровождать компанию, ибо освобождать проглоченную без хирургического вмешательства было просто-напросто невозможно. Конечно же, на шаг впереди всех парила заинтригованная Муза Акулиновна, но в этот раз она вполне удачно догадалась использовать свою невидимость.
Серый Волк валялся у порога крокодилового дома. Злобный поедатель, следует отметить, представлял собой довольно жалкое зрелище. Скрючившись в виде взъерошенного комка, он гладил дрожащими лапами собственный живот и страдальчески поскуливал. Можно было, конечно, подумать, что он объелся сравнительно крупной Хавроньей, но мы-то знаем, что это не так. На самом деле, на нервной почве томительного ожидания подмоги, а также вследствие обострённого восприятия уничижительных оскорблений, доносившихся из глубин бассейна, хроническое расстройство волчьего желудка дало о себе знать с утроенной силой. Серый Волк в данный момент жаждал помощи не меньше, чем бултыхающаяся в воде Хавронья.
Входная дверь в крокодиловый дом была слегка приоткрыта. Но, как ни странно, оттуда не доносилось ни единого звука – ни бульканья, ни воплей утопающей абсолютно не было слышно. Этот факт ещё сильнее усугублял желудочное расстройство хищника. Но он заметил огромную компанию, двигающуюся по направлению к нему, и даже успел возрадоваться этому, как вдруг понял, что вся эта компания зачем-то резко тормознула и принялась укладываться на землю.
Серый Волк, видимо, на пару минут окончательно лишился чувств, потому что, когда он пришёл в себя, прямо над ним возвышался кто-то, громко и грозно сопя. Волк медленно поднял голову. Над ним возвышалась мощная фигура охранника.
- А-а-а, — простонал Серый. Он вроде бы и хотел обрадоваться этой встрече, но почему-то громкость и грозность сопения мощной фигуры рождали где-то в глубине души странные подозрения, — как же, помню-помню. Хорошо, что хоть ты откликнулся... Ой!
Это «Ой!» было произнесено из-за того, что огромный «красношапковец» резким движением вздёрнул скрюченное тело Серого бедолаги, подняв его на высоту собственного роста. Волк попытался было скрючиться обратно, но, зависая в воздухе, это действие сотворить никак не получалось. Серый не успел даже издать жалобный стон, как увесистый кулак охранника совершил прицельное движение прямиком в пузо волчары — в самое больное его место на данный момент. Переполненные слезами глаза хищника чуть было не повылазили из орбит.
- Чего глазищи вылупил?! — гневно вопрошал «Красная шапка», но Волк лишь старательно моргал и усиленно кашлял.
«Почему у тебя такие большие глаза, спросила Красная Шапочка у Волка...» — фиксировала Муза Акулиновна.
Следующий удар охранника пришёлся по зубам. Серый, окончательно свихнувшись от подобной несправедливости, беспомощно оскалился, демонстрируя напавшему тот факт, что зубы у него — второе по значимости место в организме после живота. Ведь с помощью зубов ему приходится отрабатывать большее количество сказочных воплощений.
- Что же ты зубищи свои выставил?! — охранник явным образом уже входил в раж и уже занёс натренированный кулак для следующего, возможно фатального для волка, удара.
«Почему у тебя такие большие зубы...» — азартно фиксировала Муза. Не подумайте, она вовсе не была поклонницей жестокости и насилия, но, как свойственно всем музам, в ней была генетически заложена почти безумная страсть к созерцанию любых активных действий. Потому-то наша Муза, в силу преклонного возраста, даже впала неожиданно в состояние минутного маразма.
И в этот самый момент откуда-то из глубин крокодилового дома прогремел недовольный девичий возглас:
- Ну, ты гад, волчара! Ни спасти, ни помощь вызвать он не в силах, а я тут должна до конца своих прекрасных дней в тухлятине купаться? — далее последовал красноречивый «Бульк!».
Охранник, обладая практически молниеносной реакцией, почти вовремя притормозил свой убийственный кулак, потому всё-таки не выбил хищнику мозг из черепной коробки, а лишь слегка расквасил тому нос. Потом одними глазами спросил у Серого: что это там — типа искомая жертва бултыхается? Волк утвердительно харкнул кровью, перемешанной с выбитыми зубами, и облегчённо взвыл.
Храбрый и отважный «красношапковец» тут же отпустил обмякшее тело хищника и молнией бросился спасать несчастную Хавронью Бабулю.
И тут Муза Акулиновна пришла в себя после краткосрочного маразма и, увидев одиноко валяющееся бессильное волчье тело, даже ахнула от вывода, к которому пришла. Она тут же зафиксировала свой вывод:
«Серый Волк, проглотивший до этого бабулю, теперь съел полностью и Красную Шапку».
Тут подошли санитары, а следом и все остальные, которым просто-напросто не хватило терпения валяться в засаде.
- Где охранник? — сразу же запищал Гном №65, также отметив одинокое возлежание Серого.
- Внутри, — промычал тот, но вот как-то кивнуть в сторону Дома Крокодила у него уже совсем не получилось.
- Эй, — высунулся вперёд Лопоухий Мишка, — ты б в желудке хоть немного места оставил, тебе ж ещё меня жрать.
Волк удивлённо икнул. Только теперь он начал догадываться, что весь окружающий его люд и нелюд более чем уверен в чём-то, чего он уж точно не совершал.
- Ты уж извини, приятель, — Гном старался не выказывать всего ужаса, но, тем не менее держался на значительном расстоянии от Волка, — выход-то один остаётся — пузо будем тебе кромсать. Эй, санитары!
Санитары курили неподалёку, как будто в нетерпении ожидая соответствующего приказа. И вот они уже нависали над телом несчастного хищника, размахивая над ним скальпелями, ножами, пилами и топорами.
В сторонке стоял Крокодил, опёршись короткой лапой о ствол нежной берёзки. Он поглаживал шов на своём брюхе и ехидно посмеивался: «Санитары?! Не санитары — дровосеки...»
«И тут прибежали дровосеки с топорами», — фиксировала тем временем вновь обалдевшая Муза.
«Да режьте уж», — пропищал раздражённый Гном №65.
«Режьте-режьте», — поддакнул взмыленный Лёва Зайчиков.
«Режьте, только осторожнее, — добавил Ушастый Мишка, — вам потом ещё меня выковыривать из него придётся».
«Режь, ирод, — прикрикнула бабуля, — верни внучку!»
«Режьте, дровосеки», — улыбнулся со знанием дела Крокодил.
«Режь! Режь! Режь!» — скандировала массовка.
«Режь... режь... режь...» — вторила массовке Муза Акулиновна.
Главный санитар-дровосек занёс блестящий скальпель над телом Волка. В этот момент к Серому полностью вернулась ясность осознания происходящего, но физических сил как не было, так и не появилось никаких. Бедный хищник вертел побитой головой из стороны в сторону, мечтая обнаружить хоть один знак поддержки хоть в одном из присутствующих. Но нет, его окружали раскрасневшиеся от дикого азарта, кровожадные садисты, вторящие одно лишь слово: «Режь!»
Лучик Солнца, отразившийся от блестящей поверхности скальпеля, ослепил глаза Волка, бликуя десятками маленьких огоньков-слезинок. Серый зажмурился, смиренно ожидая неминуемой смерти.
Солнечный блик, усиленный в десятки раз, ударил в глаза и взволнованной Музе, заставляя крылатую старушку вновь погрузиться в сказочный мир кратковременного маразма.
В этот самый миг двери крокодилового дома отворились, и оттуда героической походкой прошествовал мокрый с ног до головы охранник «Красная Шапка», держа на руках такую же мокрую с ног до головы Хавронью Бабулю.
Было видно невооружённым глазом, как моментально отступила волна кровожадного азарта. Все до единого облегчённо вздохнули, а главный санитар, убирая скальпель, не переставал утирать пот с воспалённого лба. Волк не смел открыть своих глаз, он так и лежал, зажмурившись.
- Просыпайся, бедолага, — санитар быстро привёл Серого в себя, ткнув тому в нос ароматный пузырёк с нашатырём. Волк исчихался и тут же, закрыв бессильными лапами лохматую морду, зарыдал вслух.
Но Хавронья, сползая с рук охранника, только презрительно взглянула на плачущее животное и холодным голосом резюмировала:
- А чё остановились-то? Режьте гада!
- Никто никого резать и не собирался, — ответил санитар мягко так, по-отечески, — а если бы Вы и ютились в кишечнике у Серого, так мы выгнали бы Вас оттуда клизмой, — и дал Волку таблетку от несварения желудка за вычетом из гонорара.
Все тупо загоготали, а Хавронья гневно покраснела и скрылась из вида, сопровождаемая мощным «красношапковцем».
Муза пришла в себя после маразма и уверенно зафиксировала, увидев лежащего без сил волка и мокрых охранника с Бабулей:
«Дровосеки вспороли живот Серому Волку, и оттуда выскочили освобождённые Бабуля и Красная Шапка».
К Музе подошёл улыбающийся Гном №65 и устало произнёс:
- Ну, вот теперь-то, наконец, все и собрались...
- Тут и сказочке конец! — перебила его Муза и... растворилась в воздухе.
- Как это? — непонимание на Гномином лице слишком быстро сменяли эмоции ужаса и гнева, потом опять проявлялось удивление, затем в несколько кругов повторялись маски страха и злобы, так и не решаясь остановиться на чём-то определённом, — Как так? Какой конец? Мы ж ещё не начинали...


Вот такая странная история произошла в Сказочном городке во время воплощения одной из заурядных сказок. Как Вы, наверное, уже заметили, абсолютно все действующие лица этой истории остались ни с чем, абсолютно все обломались, и никто не справился с возложенной на него задачей... Короче, все и во всём ошиблись.
Но взглянем на ситуацию с другой стороны, если это возможно. Хотя нет, лучше отыщем героев этой истории, ну, примерно через недельку после произошедшего и взглянем, просто взглянем, ничего не анализируя, как изменилась вообще их жизнь.
Начнём с Создателя сказки или Сказочника по-нашему, как с личности, менее всего задействованного в процессе воплощения оной., ибо вся его задача заключалась в том, чтобы тупо записывать то, что нашепчет ему Муза. Только мы знаем, что фиксировала она не совсем то, что следовало бы, потому и сказка должна была бы получиться, по меньшей мере, бредовой. Но сказочник, не подозревая этого, записал и послушно выпустил в свет сию историю, оказавшуюся на удивление удачной. Писатель также не мог знать, что в течение сотен лет эта бредовая сказка так и будет оставаться не менее популярной, претерпев ещё несколько повторных воплощений.
Кстати, сама Муза Акулиновна, так и не узнала, что она зафиксировала ошибочную версию. Сразу же после изложения сказочки Создателю, она упорхнула на пенсию, где и до сир пор нежится в тёплых волнах маразма. Кстати, и для Фей никакой разницы не произошло благодаря этой сказки, но для них, если честно, никогда не происходит никаких разниц, какой бы сказка не получалась. Наверное, Муза и Феи — слишком волшебные существа, чтобы чувствовать последствия своего волшебства.
А вот Гном №65, например, зря плакался. Данное творения стало вершиной его режиссёрской карьеры, в результате чего он наполучал немыслимое количество премий и, загордившись окончательно, сам стал выбирать идеи для своих воплощений. Лёве Зайчикову, кстати, удалось перехватить львиную долю этих самых премий, и он, бросив кастинги, открыл сказочно-модельное агентство и почему-то обозвал его «Карабасовы куколки».
Хавронья Бабуля и охранник их «Красных Шапок» после этого случая воспылали великой любовью друг к другу и, сыграв свадьбу, быстренько свалили из Сказочного городка. Говорят, что они уже воспитывают кучу детишек, и живут где-то среди нас, предварительно изменив имена.
А сама бабуля получила увесистый гонорар за эту сказку, хотя, как известно, не приняла в ней участие. Просто все средства, как всегда, перечислены были «Бабуле». Сама она тратит огромные деньги на пластические операции, наращивая новые морщины.
Крокодил гонорара не получил, но выиграл судебное дело о незаконном проникновении в жилище, содрав штраф с той же Бабули, но та, из-за величины гонорара, даже и не заметила наличия штрафа.
Санитары переквалифицировались в воплотители, обнаружив вдруг в своих персонах какие-то таланты. Они занялись воплощением каких-то врачебных баек и страшилок.
Но самый большой гонорар получил Серый Волк, которому, кстати, ещё выплатили огромное количество компенсаций благодаря многочисленным физическим и моральным увечьям. Ему хватило средств, чтобы положить второй слой соломы на свою хижину, и сейчас он с тоской в глазах продолжает ждать очередных ролей.
Да и Ушастый Мишка тоже определённую сумму приобрёл, которую выдали ему за неустойку. И к японцам он успел. Подписали они контракт дорогостоящий, даже несмотря на то, что японцам на самом деле нужен был «Ужасный Мышка», а не Ушастый Мишка вовсе. Но заказчики согласились и на такой вариант. Какая разница, всё равно ж на эксперименты...
10 февраля 2013

#399 OFFLINE   Учебная Тревога

Учебная Тревога

    Пионер с шилом в жопе.)

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 3 433 сообщений
  • Награды

            
6 540

Отправлено 12:16:14 - 11.02.2013

Пат сталом от смеха)))))) Прикольна! Смысловые косяки и шероховатости конечно есть, но смех перекрывет всё) Спасибо автору за хорошее настроение.

#400 ONLINE   Задумчивый Пёс

Задумчивый Пёс

    Тень

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10 332 сообщений
  • Награды

               
1 237

Отправлено 13:50:55 - 11.02.2013

Красочно прорисовано произведение, увлекающе, с любовью.

Просмотр сообщенияTerminus (08:45:28 - 11.02.2013) писал:

- А я фей Матвей, – парень полез было обниматься, но, встретив решительное сопротивление, неуклюже повалился за диван, – а эт-то, – кивнул он в сторону поднимающего его здоровяка, – фей Матфей! Ты не путай этих фей!
Чувствуется в этом  абзаце приём, который может воздействовать на чувственное восприятие читателя. По крайне мере, так кажется.  С одной стороны вызывает улыбку. С другой, что куда важней – симпатию. Это здОрово  :)

Просмотр сообщенияTerminus (08:45:28 - 11.02.2013) писал:

- Да не-е-е, – подал голос из-под дивана карабкающийся Матвей, – крокодил хороший, он зелёный, он хороший, он не может жрать медведей.
Любопытно просто, показалось наличие аллюзии или действительно есть?

Просмотр сообщенияTerminus (08:45:28 - 11.02.2013) писал:

Мало того, он даже имя поменял, теперь его следовало величать не иначе как Лёва Зайчиков. Единственно, что выдавало в Лёве прежнего Карабаса – это взгляд. Из-под густых бровей приятного немолодого мужчины взирали на людей и зверей вытаращенные до предела глазищи, одаривая всех взором, граничащим с безумием.

Цепануло

Вообще на протяжении всего рассказа во многих местах захватывало дух.  По разным причинам, но оторваться было невозможно. Огромное спасибо за произведение, надо будет его позже ещё раз перечитать :)



Темы с аналогичным тегами Блиц-Конкурс Мерцание Звёзд

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых пользователей

Ad: