©

Перейти к содержимому



Записки На Салфетках


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 649

#501 OFFLINE   Стеклянная Ежа

Стеклянная Ежа

    Интроверт в кубе

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPip
  • 730 сообщений
273

Отправлено 02:47:14 - 16.01.2016

Перечитала, "и чувств никаких не изведав",спокойно ставлю на последнее место в Своем рейтинге.
Согласна с ЗП,зачем нервничать,вот Путника  и Зица вообще никто не понял,но от этого их  работы не стали хуже.

#502 OFFLINE   Архангел1

Архангел1

    0 баллов, 0 промахов, 0 предупреждений

  • Анониморфы
  • Pip
  • 40 сообщений

Отправлено 03:37:24 - 16.01.2016

Просмотр сообщенияBaronKorr (03:03:00 - 16.01.2016) писал:

Слушайте, критики...
История - замечательная. Она умная и у неё есть то, о чём понять сложно.

У неё есть своя музыка. И она мне понравилась.

Аффтар! Пошли всех критикофф наффих - вот прямо всех и сразу и на дуэль.

Стреляться буду я.

Дело в чём - и чего критики понять не могут - клопов ищут. Зря.

Автор очень хорошо знает, о чем пишет.

Это очень искренняя и добротная вещь - мне, лично, эта История была интересна. И очень понравилась.

И можно держать слово - и не срок там.. а чуть дольше.

Так что, Аффтар! Вы это - кто обижать будет - сразу к барону. Дуэль тут же.

Не ловите вы придуманных тараканов, критики,  - очень искренняя и красивая История

Мне понравилась.
А Вы это..., прежде чем стреляться в дуэли, проголосуйте в туре блица лучше. И Автор был бы Вам безмерно благодарен, и удивительное однообразие оценок нарушилось бы. Тогда вдруг и сам Автор подумал бы - а почему бы не проголосовать.

Сообщение отредактировал Архангел1: 03:37:50 - 16.01.2016


#503 OFFLINE   Архангел1

Архангел1

    0 баллов, 0 промахов, 0 предупреждений

  • Анониморфы
  • Pip
  • 40 сообщений

Отправлено 03:40:44 - 16.01.2016

Просмотр сообщенияСтеклянная Ежа (02:47:14 - 16.01.2016) писал:

Перечитала, "и чувств никаких не изведав",спокойно ставлю на последнее место в Своем рейтинге.
Согласна с ЗП,зачем нервничать,вот Путника  и Зица вообще никто не понял,но от этого их  работы не стали хуже.
Автор и Вам тоже очень сильно благодарен. И после объявления итоговых результатов Вы поймёте - почему.

Сообщение отредактировал Архангел1: 03:40:55 - 16.01.2016


#504 OFFLINE   Зиц

Зиц

    Ключник

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPip
  • 1 277 сообщений
2 213

Отправлено 07:03:53 - 17.01.2016

"Чистого времени - пару часов постучал по клавишам - а вон сколько эмоций Читателей, эмоции которых не были задеты. "
  Два часа мало. Проскочили ошибки и даусмысленности, свернувшие восприятие читавших не туда, куда автор планировал. Рассказ, как уже тут многократно говорилось, - маленькая жизнь. А жизнь, хм, жизнь всегда строится на умении воспринимать нужное и не замечать лишнее. Мы уверены, что солнце всходит на востоке. На самом же деле оно всходит где попало, но лишь те случаи, когда оно появляется на востоке, мы замечаем, прочие же игнорируем в силу эволюционных особенностей. Стоит нам ошибиться и увидеть восходящее светило на западе, мир улетит в тартарары. У писателя нет столь мощного инструмента, как эволюционная квантовая избирательность, поэтому к тексту, появляющемуся на мониторе, надо относиться с благоговейным ужасом - ничто не спасет его от катастрофы сознания, кроме, увы и ах, слабого и неуверенного в себе авторского интеллекта. Контроль и еще раз контроль, тщательная проверка возможных ассоциаций, уводов в никуда, возникающих повсеместно в силу нашего несовершенства и простой неопытности. Трудно быть богом, особенно с непривычки и на пару часов.

#505 OFFLINE   Архангел1

Архангел1

    0 баллов, 0 промахов, 0 предупреждений

  • Анониморфы
  • Pip
  • 40 сообщений

Отправлено 10:19:38 - 17.01.2016

Очень красивая и толковая речь. Можно использовать как вступительную статью в каком-нибудь учебнике по написанию рассказов. Автор полностью с ней согласен и искренне кается - да, торопился... хотел успеть на конкурс.
И ещё писал без черновика, впервые..., нет, второй раз в жизни.

Сообщение отредактировал Архангел1: 10:28:03 - 17.01.2016


#506 OFFLINE   МОРРА

МОРРА

    великий немой

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 777 сообщений
  • Награды

            
2 909

Отправлено 22:26:47 - 04.03.2016

Герой Дня

До конца перемены оставалось несколько секунд. Глеб боялся, что не успеет… Нет, конечно же, дело пустяковое, вполне может подождать до следующей перемены, но мальчуган очень уж не любил ждать и откладывать начатое на потом. А через пару секунд все развлекательные сети будут прикрыты, и все доступы, кроме единственного – учительского, заблокированы. Вот-вот, уже и пискнул звонок и грозно заурчал вибросигнал. Дети нехотя вернулись в класс.
Мальчишки-сорванцы недовольно бубнили и азартно обменивались впечатлениями. Им, наверное, тоже было немного обидно – их беспечные догонялки оборвали, как всегда, на самом интересном месте. Айти с задней парты радостно потирал руки – наверняка опять взломал чей-то пароль. Обе Зои о чём-то шушукались и, повизгивая от восторга, сортировали какие-то красочные каталоги. Зои были девчонками. Их нахождение в школе – явление крайне редкое в наши дни. Нет, обучение доступно всем без исключения, однако всё-таки девочек обычно в школу не отдают. Всё равно по достижении совершеннолетия их определят в репродукционный банк, где им и суждено будет оставаться до конца своих дней. Если, конечно, родители не намудрят что-либо с половой принадлежностью детишек, но эти премудрости стоят непомерно дорого.
В общем, все закруглялись со своими личными делишками и собирались сосредотачиваться над учебным процессом. А Глеб переживал о том, что не успел докачать древний анимационный сюжетик. Ещё вчера он как-то случайно откопал в сетевых архивах подобную допотопную анимацию и до сих пор находился в недоумении. Дело в том, что в этих сюжетиках главными героями изображались животные. Не понятно – какие, но всё-таки животные – Глеб не мог ошибиться. Однако эти зверьки были облачены во вполне человеческие одежды и даже разговаривали. Очень мало разговаривали, но вполне внятно и осмысленно. А большой и серый зверь, кроме всего прочего, посасывал в своей пасти странный продолговатый предмет, периодически выпуская дым. Глеб весь вечер копался в энциклопедиях, пересмотрел несколько исторических фильмов, но нигде так и не смог обнаружить даже малого намёка на то, что животные когда-либо одевались или разговаривали. А о продолговатой штуке, образующей дым, вся информация была вообще закрыта либо засекречена. Мальчишка попытался выведать информацию у отца, но тот пожал плечами и только лишь вспомнил о том, что где-то что-то слышал о дымных трубочках. Дескать, их действие на организм оказалось смертельно опасным, и эти штуки давным-давно находятся под строжайшим запретом.
«Странно, – подумал Глеб, – а ведь серый зверь вроде и не думал умирать, пуская из своей пасти клубы дыма».
Всю ночь мальчишку во снах преследовали говорящие и огнедышащие животные, поэтому он так и не смог выспаться, и утром чувствовал себя больным и разбитым.
Однако свои поиски он и не думал завершать. Уже в школе, во время первой же переменки, Глеб жадно впился в закрома архивных хранилищ и принялся азартно рыскать в поисках ещё хоть каких-нибудь объяснений увиденному накануне анимационному фильму. И, надо сказать, поиски увенчались успехом. На переменке между третьим и четвертым уроками, заинтригованный собственным исследованием Глеб откопал-таки продолжение заинтересовавшего его сюжетика. Но, к разочарованию мальчишки, данный знаменательный момент имел несчастье выпасть как раз на момент завершения свободного времени. до начала следующего учебного занятия оставалось всего несколько секунд. Какой бы высокой не была скорость копирования, а закачать найденный шедевр он никак не успевал. А как только прозвенит звонок, все доступы будут заблокированы и, мало того, все ссылки на обнаруженные во время перемены источники поудаляют. Такие уж школьные правила – удаляют всё, даже и не пытаясь задумываться, относились ли подверженные экзекуции материалы к учебному процессу или нет. Типа – ученик должен учиться сам. Может быть, это и правильно, но вот конкретно сейчас было обидно. Всё равно же такие хакерята, как Айти, смогут найти лазейки к всяческим шпаргалкам.
Глеб заметно приуныл, но тут же попытался успокоить себя, и даже слегка приободрился при мысли о том, что самым важным является факт – продолжение анимационного сюжета существует и его возможно отыскать.

Между тем, урок начался. На фоне серо-зелёной поверхности школьной доски резко материализовался преподаватель Осип Спамович Учитель. Он уверенно шагнул к своему столу, выныривая из клубов темнеющей тучи, для пущего эффекта сверкнувшей сразу несколькими разрядами ярких, но небольших молний. Ученики притихли. Такие грозы ничего хорошего не сулили. Однако, вопреки ожиданиям, Осип Спамович загадочно улыбнулся и задорно показал язык. Ну, а как иначе – выбранный родительским голосованием визуальный образ древнего псевдоучёного Альберта Эйнштейна предписывал определённую линию поведения.
После такой своей забавной выходки Учитель бросил на стол имитацию кипы ученических тетрадок и старательно потёр руки ладонью о ладонь.
- Ну, что ж, ученички пятого «А» класса, – проскрипел он, – пора начинать разборки. То есть – разборы полётов. А, если быть ещё точнее – разборы двоишных диктантов, которые Вы пытались написать сегодня на первом уроке.
Ученички уныло хмыкнули.
- Относительно двоек я, конечно же, преувеличиваю. Сгущаю тучи, так сказать, - разглагольствовал преподаватель, – двоек на этот раз, к сожалению, не оказалось. Однако, – визуальный Эйнштейн грозно взмахнул указательным пальцем правой руки и нахмурил густые седые брови, - слишком много, непростительно много учеников активизировали свои глупые словарики по самодельной сетке. А ведь это, дорогие мои мошенники, таит в себе и дополнительные опасности. Подобная самопальная «пиратка» может подхватить какие угодно вирусы, которые, уж поверьте мне на слово, могут гулять где угодно, даже в нашей школе. Вспомните, что случилось с десятиклассником Володей Штырило. Ведь он до сих пор не может память свою по кусочкам собрать – доигрался, негодяй.
Ученики дружно хохотнули. Конечно же, каждый из них знал о бедняге Володе Штырило, уже третий месяц сидевшем на спецобучении и безуспешно пытался вспомнить, чем гласные буквы отличаются от согласных. Зато по ночам свихнувшийся паренёк без запинок бубнил целые параграфы из самых заумных энциклопедий. И неудивительно – ведь в своё время десятиклассник был бесспорным претендентом на золотую медаль, но и схитрить при случае был не против. Вот тяга к подобного рода «хитростям» его и погубила.
- Естественно, – продолжал Осип Спамович, – тем ученикам, кто воспользовался словарями, оценки будут снижены, и, если они хотят сохранить свои липовые пятёрки и четвёрки, – Учитель заметно повысил тон, стараясь перекричать нарастающий гул недовольных и обиженных голосов. Наконец, он не выдержал, с силой треснув по столу указкой, которая появилась в руке из ниоткуда, и рявкнул: «Тихо!»
- Если они захотят сохранить свои липовые пятёрки и четвёрки, – медленно повторил он только после того, как в классе воцарилась тишина, – то милости просим всех в Строгий Класс на пересдачу диктанта. Блокировка там – сами знаете, какая.
Кто-то захныкал, кто-то продолжал бубнить, а кто-то лишь раздражённо махнул рукой. преподаватель повеселел. Многие ученики, и даже некоторое родители недоумевали по тому поводу, что Учителю крайне нравится портить настроение своим подопечным. То ли у него был изначально запрограммирован характер садиста, то ли и впрямь к визуальному Эйнштейну подключили реального педагога-детоненавистника.
- А сейчас, если, конечно, никто не против, рассмотрим некоторые работы отдельно, – строгий взгляд Учителя устремился в область задних рядов класса, и преподаватель железным голосом произнёс, – Айти Ломов, обратите внимание на нас, в конце-то концов.
Лохматый мальчишка за последней партой встрепенулся и принялся улыбаться самым невинным образом.
- Ваша работа, как всегда, безупречна. Но, что я заметил, – Осип Спамович приподнял бровь, – она вовсе не является Вашей работой. Это ничто иное, как оригинальный текст диктанта, которым Вы заменили свою работу. Естественно, у меня нет никаких доказательств, способных подтвердить моё подозрение, ибо ссылки на какие-либо источники были старательно удалены. Однако, прошу Вас учесть, уважаемый Айти Ломов, что во время итоговых контрольных блокировка будет гораздо сильнее, так что никакие ухищрения не помогут Вам смошенничать.
Мальчишка беззаботно пожал плечами и, не переставая улыбаться, уставился в окно.
- И даже не смейте питать надежды относительно Вашего всесильного старшего братца, - оскалился Учитель, – насколько мне известно, совсем недавно он был отключён от всех сетей…, на неопределённый срок…, по решению Суда.
Айти каким-то образом смастерил локальную сетку и пустил одноклассникам – по скрытому чату – несколько колких комментариев насчёт личности преподавателя. Одноклассники несмело хихикнули.
На самом деле никто не мог с полной уверенностью сказать – существовал ли на самом деле лохматый мальчишка по имени Айти, или же он был случайным довеском к образовательной программе. Поэтому ученики побаивались этого мальчугана даже чуть сильнее, чем самого преподавателя.
- Наши девочки Зои тоже написали диктант безукоризненно, – равнодушно продолжал Осип Спамович, – но их оценки, к сожалению, не будут учтены в школьной статистике.
Моментально один из отъявленных сорванцов-хулиганов, Максимус, ярко сверкнул обновлённым статусом «Все бабы – дуры», и тут же собрал тридцать три лайка и два минуса, учитывая, что в нашем классе – тридцать пять учеников, а Глеб голосовать не хотел.
- Но особо мне хотелось бы отметить работу, – Учитель слегка нахмурился и начал перебирать тетради, как будто бы он забыл имя особо отличившегося ученика, – кх…, ага, вот. Иванов.
Глеб встрепенулся, неожиданно услышав свою фамилию, и на время даже отвлёкся от навязчивых мыслей о таинственном анимационном сюжете. Эти мысли, конечно же, обещали вернуться в скорейшем же времени, и они продолжат с удвоенной силой терзать его сознание. Но всё это будет чуть позже. Сейчас было важно то, о чём собирался поведать Осип Спамович. Пока ведь непонятно – то ли отчитывать он начнёт мальчишку, то ли расхваливать. Оба варианта казались возможными в равной степени.
- Иванов…, – задумчиво повторил преподаватель, после чего, подняв глаза от тетрадки, обратился к самому ученику, – Глеб, тебе, конечно же, пока не удалось избавиться от некоторых мелких ошибочек, но сейчас я хотел бы поговорить о другом. Ты – единственный ученик в классе…, да что там в классе. Ты – единственный человек за несколько десятилетий, употребивший классическую форму написания буквы «Ё».
Мальчишка скромно улыбнулся, опустил глаза и почувствовал, что краснеет. А одноклассники зашумели, ворочаясь на своих местах, и непонимающе уставились на него, чем ещё и усугубили смущение Глеба. Его ведь почти никогда никто не хвалил в школе, а, если вдруг и приключались изредка подобные моменты, то уж точно – не перед всем классом.
- Нет, никаких претензий или требований ко всем остальным ученикам насчёт этой буквы я предъявлять не собираюсь, – не унимался Учитель, – да и не вправе я требовать что-либо от Вас. напротив, я настоятельно посоветовал бы всем и каждому не загружать свой и без того переполненный мозг данной излишней информацией. Официально буква «Ё» из употребления не изъята – тут я спорить не буду. Однако нормы русского языка допускают не прописывать её классическую форму, заменяя на вполне логическое «Е». И уже много десятков лет человечество пользуется этим допущением, окончательно забыв о том, что оно допускает. Могу точно сказать, лично я до сегодняшнего момента не встречал ни одного человека, который прописывал бы истинную «Ё». Все пишут «Е», и уже давным-давно забытая форма буквы исключена из основной раскладки нашего алфавита, и подключается только лишь, как дополнительная функция, о которой также большинство и не знает. И Вы, дорогие ученики, конечно же, и догадываться не могли о существовании некой стародавней буквы «Ё». Так вот, советую Вам не догадываться и дальше.
Дорогие ученики хохотнули.
- Но, всё-таки, своё личное восхищение работой Глеба Иванова я не могу не выразить, – продолжал смущать мальчишку Осип Спамович, – ведь и он тоже ничего знать не мог о букве «Ё», да и отец его вряд ли был в курсе её существования. А это значит лишь то, – улыбнулся Учитель, – что ты, Глеб, по какой-то причине не поленился и покопался в истории русского языка…, в самых корнях, в самых дебрях истории. А это, в свою очередь, похвально, ибо значит – ты не равнодушен к изучению языка нашего родного. Как редко в наше время можно встретить такое отношение к науке. И я рад, что мне посчастливилось застать…
Преподаватель смахнул с небритой щеки виртуальную слезу и прошествовал вдоль широкого ряда ученических парт. Остановившись возле смущённого его похвалой мальчишки, Осип Спамович протянул ему свою морщинистую руку. Глеб несмело ответил слабым рукопожатием.
- Хвалю, – душевно вскрикнул Учитель, – хвалю, хотя могу посоветовать Иванову побольше обращать внимание на иные, более важные правила языка, а про букву «Ё» правильнее было бы в дальнейшем и не вспоминать. Но, сейчас – хвалю искренне. И в знак своего уважения я добавляю тебе, Иванов, респект в репутацию, о чём, естественно, будет моментально уведомлен твой родитель.
«Ага, – подумал Глеб, – вот это уже другое дело. Вот это приятно. Вот с этого и надо было начинать».
- Если пожелаешь, – добавил Учитель доверительным тоном и даже подмигнул – то в комментарии к респекту можешь поделиться со мной информацией об источнике, из которого ты узнал об этой буковке. наверняка это какой-то древний и мудрый источник.
Комментировать респект преподавателя Глеб не стал. Источник и впрямь был древним, однако насчёт его мудрости можно было поспорить. Вчера, когда мальчишка просмотрел анимационный сюжет об одетых и дымящих зверях, он, как уже упоминалось, принялся разыскивать какую-либо дополнительную информацию. И совершенно случайно Глеб наткнулся на один очень старый документальный фильм, повествующий об особенностях спаривания животных разнообразных видов. Самому фильму мальчишка не очень-то поверил. Но зато внимательно читал комментарии – такие же древние, как и объект обсуждений. Так вот, как раз из таких комментов Глеб и обнаружил незнакомое слово с незнакомой буквой. Естественно, мальчишка сразу же захотел узнать – что всё это значит. Он перерыл несколько энциклопедий и, в конце концов, поняв, что слово это несёт в себе не совсем цензурное понятие, решил более никого о нём не спрашивать. Но зато буковку запомнил, изучил её транскрипцию, активизировал в дополнительных функциях раскладки, и решил при первом же удобном случае употребить.
А сейчас Глеб не без удовольствия наблюдал процесс прибавления роста его репутации и с радостью принимал хвалебное сообщение от Осипа Спамовича, перенаправленное также и по адресу отца мальчишки.

* * *

Вадим Иванов с трудом разлепил глаза и попытался пошевелиться. Любые движения, пусть даже самые незначительные, отзывались великой болью во всём теле. Но он всё-таки собрался с духом и дотянулся до костылей, приставленных к стене. Очень уж не хотелось вызывать ходунки, однако стоило признать, что уже очень скоро без них уже будет невозможно обходиться.
Вадим приподнялся с дивана, тяжело охая. Прислушался.
На кухне шелестел транспортник, выгружая в хранилище питательные смеси, в углах и по стенам ползали уборщики, мягко шурша губками, прямо посреди комнаты о чём-то шептал информатор, держа наготове виртуальные щупальца подключений. А неподалёку от него располагалась прозрачная капсула, щёлкая датчиками активной работы. Чуть слышно попискивала сигнализация. Вадим улыбнулся. Нет, он совсем не опасался услыхать чужие звуки — охрана работала на славу. Но он боялся, что скоро он просто не сможет слышать — недавний осмотр настоятельно советовал Вадиму активизировать усилитель слуха.
Иванов, опираясь на костыли, прихромал к окну. Мда, с каждым днём становилось всё труднее и труднее совершать подобные походы. Грузное тело расплывалось по сторонам, а ноги слабели с каждой минутой. Вадиму казалось, что он постепенно превращается в гигантскую медузу, которую выбросило на сушу. Ну, а как иначе, любой человек в его возрасте начинает распухать и слабеть всеми органами чувств сразу. Что ж поделать. Старость — не радость, а тридцать лет — не шутка. Морщась от пота, стекающего со лба, и щурясь от ярких ламп уличного освещения, мужчина принялся любоваться видом из окна. В последнее время он научился понимать настоящую красоту и принимать её такой, какой мог увидеть сам. И эту красоту он находил не в плавных изгибах новенького дома модерновой постройки, который маячил прямо перед окнами, не в огромном трансляционном экране, зависавшем над соседними крышами, и крутившем в данные часы яркую и броскую рекламу, и даже не в красочных транспортниках, суетливо прыгающих от окна к окну, доставляя жителям города, таким же немощным, как Вадим, необходимые вещи и питательные смеси.
Нет, настоящую красоту он видел в маленьком кусочке неба, который можно было ещё разглядеть в малюсеньком промежутке между всеми этими гигантскими постройками и экранами. Маленький кусочек, ярко-голубая заплатка реального мира, едва заметное окошко к чему-то настоящему, неподдельному. Скоро и его загородят какой-нибудь новомодной громадиной, но пока — можно любоваться.
Вадим отвернулся от окна и посмотрел на прозрачную капсулу, журчащую возле информатора. Внутри неё бесформенной лепёшкой лежало бледное тело, судорожно вздрагивающее от частого дыхания. То, что это тело принадлежит маленькому человечку, или, проще говоря, ребёнку, можно было определить с огромным трудом. По разным сторонам медузообразной массы свисали тоненькие отростки, представлявшие собой ничто иное, как недоразвитые ручки и ножки, полностью утерявшие свои первоначальные функции. А голова, причудливым образом сросшаяся с телом, казалось бы — вытекала из него без каких-либо намёков на шею и плечи. Всё то, что должно присутствовать у обычного человека на лице — рот, нос, глаза — проявлялось на поверхности верхней половины бледного тела лишь в виде едва заметных складок. Естественно, ни говорить, ни слышать, ни видеть, ни чувствовать запахи этот человечек не мог. Не мог он, конечно же, и двигаться, не говоря уж о том, чтобы ходить или, хотя бы, двигаться. Хлипкое подобие скелета растворялось в основной массе тела, которое, как сообщали медицинские исследования, почти полностью состояло из мозга, причём — из активно мыслящего мозга. Маленький человечек мог дышать только атмосферой внутри капсулы, мог питаться только испарениями специализированного раствора, сочившегося по внутренним стенкам капсулы. Зато маленький человечек умел думать, мог учиться и подобно губке впитывать знания. А, значит, маленький человечек мог говорить, ходить, бегать, прыгать, общаться и жить полной жизнью, но только лишь в границах яркого и мудрого виртуального мира, к которому через щупальца информатора была подключена капсула.
«Глеб, сынок, — думал Вадим, зная, что если сейчас он заплачет, то ему долго придётся лечить раздражение кожи, которое обязательно разыграется там, где пробегут дорожки едких слёз, — Глеб, сынок. Какая жалость, что не можешь ты увидеть кусочек настоящего неба».
И тут же Вадим попытался успокоить себя. Он представил, и это всё было чистейшей правдой, то, что сын его неподдельно счастлив в своём виртуальном мирке. Там он видит красоту и похлеще серо-голубого квадратика мелькавшего между крышами зданий. И не нужен ему этот квадратик, и никогда не будет нужен. И реальный мир ему не нужен. Ведь он счастлив, как ни крути. Он, как и подобные ему — это значительная ступень в человеческой эволюции. Пусть выглядит всё страшновато, но всё-таки... Глеб думал, умел и хотел думать, и ведь он был удивительно умён. В свои три года Глеб уже ознакомился с основами высшей математики и умел толково анализировать увиденное и услышанное. И с отцом он общался почти на равных. Конечно же, в виртуальном мире он общался. И там, в этом мире они с отцом были сильными, ловкими и подвижными, оставив свою немощь для скучной реальности. Встречались дети, кстати, и поумнее Глеба, а скоро всё человечество станет основываться на приоритете разума над телом. Ведь это уже и сейчас так...
В конце концов, всё могло быть и хуже. Могла родиться девочка. И этой очередной Зое (так называли всех девочек, а на Юге и Востоке — Наташами) осталась бы одна прямая дорога — в репродукционный банк, так как основная и единственная задача и обязанность женщин в нашем обществе — воспроизводить людей. В какой-то стране, слава Богу — пока не в нашей, их пытаются отучить думать посредством ложных сетей и болевого шока. А наши учёные недавно заявили о том, что не за горами те времена, когда общество научится творить потомство без помощи женщин, а значит, от них можно будет избавиться полностью. В общем, это просто замечательно, что Глеб родился мальчиком.
А ещё хорошо...
Настойчивый сигнал информатора ловко выудил сознание Вадима из океана собственных мыслей. И это был не спам, не реклама и не сообщение об очередном переводе пособий для обеспечения жизнедеятельности. Особая частота и ритм сигнала выдавали личностный характер уведомления. Вадим подозвал щупальце информатора, и оно послушно подползло к нему, нашло соответствующий разъём на затылке мужчины и подключилось.
Вадима информировал преподаватель сына, ведь в данный момент Глеб был соединён с программой обязательного школьного обучения. Мужчина охнул.
«Неужели сынуля нахулиганил, и теперь меня вызывают в школу, — думал он, хромая по направлению к дивану, — но ведь Глебушка никогда не был склонен к такому поведению. Неужели я что-то упустил».
Дрожа всем телом, Вадим открыл письмо Учителя.
«Счастлив уведомить Вас о том, что Ваш сын хорошо справился с сегодняшним диктантом, — сообщал преподаватель, — но это ещё не всё. Ваш сын, Глеб Иванов отличился сегодня ещё и тем, что проявил явную тягу к знаниям истории русского языка, так смело можете считать Вашего сына героем сегодняшнего дня».
Вадим не всё понял из текста этого послания. Однако, последние три слова не требовали никаких дополнительных сообщений.
«Героем сегодняшнего дня, — зачарованно перечитал Вадим, — герой...»
Да, к тому же школьная репутация Глеба заметно возросла, о чём сообщалось на личной карточке сына в виде красной стрелочки, направленной кверху.
Вадим Иванов улыбнулся, даже и не замечая, как трескается кожа на его губах. Да, какие, к чёрту, слёзы, когда твой сын — Герой Дня!
24 мая 2015

Сообщение отредактировал МОРРА: 22:28:12 - 04.03.2016


#507 OFFLINE   МОРРА

МОРРА

    великий немой

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 777 сообщений
  • Награды

            
2 909

Отправлено 23:04:59 - 04.03.2016

Пора просыпаться.

Никак не могу привыкнуть к своей новой внешности. Вот уже шестой месяц подряд жутко вздрагиваю после того, как только случайно удаётся увидеть себя в отражении ледяных стен. Стал похож на сугроб снега – какой-то уродливый, неровный, покосившийся сугроб. И при любых попытках выразить какие-либо эмоции, кажется, что я лишь строю неприятные рожи. Да дело в том, что рожа-то получилась изначально неприятной, и тут уж ничего не поделаешь, как ни старайся. Только людей пугать – благо уже некого.
Вы спросите – куда же они подевались, люди эти. А я отвечу – убежали прочь. Скрылись с планеты Ледышка в один чудесный миг, оставив тут меня наедине с надоедливой зимой и мирно дрыхнущими медведями. И сбежали-то люди лишь только благодаря какой-то нелепой выходке их собственного Императора, а по совместительству – сумасшедшего учёного по имени Заиц.
Придумал этот Император, а заодно – учёный, чудовищную машину. И с тех пор, как он изобрёл её и принялся испытывать на своих подданных, вся эта неразбериха и сформировалась в одну глобальную непонятку.
А ведь машина Заица ничего слишком криминального и не делала. Она просто узнавала. Узнавала людей – жителей планеты Ледышка – и более ничего.
Да, я забыл сказать, что все Ледышковцы или Ледышкавчане – не знаю, как правильно называть их – все без исключения, люди творчески повёрнутые на голову, а оттого – чрезмерно гордые и неисправимо ранимые. Они постоянно сочиняли какие-то оды, хвалебные песни и послания в адрес своей несчастной планеты, а заодно – соплеменников, да и вышеназванного Императора тоже. И, конечно же, каждый творец чтил своё творение больше себя самого, а потому никогда не раскрывал собственного имени. Так и продолжалось на протяжении многих веков. Скромно парили среди аборигенов их безымянные баллады, превращаясь постепенно в народные песенки и сказания, которые как-либо критиковать просто ни у кого рука не поднималась.
И продолжалось бы всё так спокойно и мирно ещё много веков, не придумай вышеназванный Император вышеназванную машину. Вся суть изобретения Заица была в том, чтобы как раз таки узнавать авторство этих якобы «народных» творений. И не просто узнавать – а распознавать сочинителя по степени ошибок и нелепостей, которые были допущены им в собственном сочинении. Несложно догадаться, как сильно пошатнулось и без того ранимое самомнение Ледышковцев, после того, как каждый из них был распознан машиной Заица. Из прежде талантливых анонимов они превратились во вполне конкретных бумагомарателей. Их разочарованию в себе самих, конечно же, не было предела. И вот однажды все обитатели Ледышки, все полторы тысячи человек, дружно захватили космопорт и в один миг покинули родную планету, скрывшись в неизвестном направлении.
На разрушенной стене космопорта Ледышковцы оставили лишь одно четверостишие, которое и объясняло всё:
«Да, у нас таланта нет,
Значит, нас тут больше нет,
Мы планету покидаем,
В дальний космос улетаем».
Да уж, талантливо, аж дрожь по телу…»
Хотя, нет, о чём это я. Не могу я больше чувствовать ни дрожи, ни холода. Потому что я остался не улетел.
Кстати говоря, хвалебные оды в адрес Ледышки я тоже сочинял, и причём – не очень-то и убогие. Хотя я вовсе и не уроженец этой планеты. Потому, в отличие от аборигенов, скромничать не собирался, а, даже, напротив, с великой радостью раскрыл бы своё авторство. Но…, как-то случая не представилось.
И машина Заица, если честно, сразу же распознала меня, перечислив все мои ошибочки и ляпы в тексте многостраничного отзыва. Да только не придал я этому факту совершенно никакого значения, и, вместо того, чтобы хвататься за голову, рвать последние волосы – именно так поступали коренные жители – просто отправился спать.
А вот когда проснулся и обнаружил – далеко не сразу – то, что никого человекоподобного на планете не осталось, можно было бы и запаниковать. Но я почему-то не стал. Наверное, потому, что сам перестал быть человеком. Да-да, только увидев тем утром своё отражение в зеркале ледяных стен, я мог бы ужаснуться – на меня глядела слишком неприятная рожа, которая ни при любом условии не могла бы показаться симпатичной. А сам я стал похож на покосившийся сугроб снега – какой-то большой, нелепый и непонятный.
Как это могло произойти? Ведь засыпал-то в человеческом обличии. Потом уже я обнаружил, что куда-то пропал мой талончик на льготную реинкарнацию, и почти догадался о том, что произошло. Я переродился – импульсивно и необоснованно, но кто стал инициатором такой моей перемены тела - догадаться не мог, как ни старался. Но спустя время я всё-таки узнал – от кого, пока умолчу – в чём был смысл такой подставы. Оказывается, местный климат почему-то напрямую связан с настроениями и ощущениями аборигенов. И в тот момент, когда все жители покинули планету, на ней воцарилась столь морозная зима, что человеческий организм просто не смог бы её перенести. Потому-то у меня каким-то чудом и случилось перерождение, превратив меня в существо грустное и одинокое, зато способное выжить во время любых холодов.
Однако же, сам по себе талончик не смог бы сработать. А, значит, кто-то помог. Но кем был этот «кто-то»? Сам Император? Ибо на корабле со сбежавшими аборигенами его точно не было, иначе бедного сумасшедшего учёного просто бы порвали на мелкие кусочки. Вряд ли. Хотя всё может быть. Ведь вживую этого самого Заица совершенно никто и никогда не видел. Вывешивали его портреты в кабинетах и коридорах, но сам Император, по чьим-то словам, с людьми встречаться не мог, благодаря какому-то удивительно редкому виду аллергии. Мог бы учёный скрыться с планеты самостоятельно, в одиночку? Вполне мог. Но мне почему-то хотелось верить в то, что хитрющий Заиц прячется где-то совсем недалеко, и злорадно посмеивается надо мной.
Но сам я не переживал. С тех пор, как я превратился в покосившийся сугроб с неприятной рожей, я почему-то совершенно разучился переживать, нервничать или волноваться. Зажил новой жизнью, слишком простой, спокойной и необязательной. У меня появилось много времени, и потому я засел в скрипучих залах заледеневших библиотек и принялся изучать подробности местного творчества. Было совсем неинтересно – аборигены сочиняли лишь хвалебные оды, на удивление глупые и однообразные.
Хотя однажды я наткнулся на четверостишие, которое дало мне надежду вернуть на планету Ледышка весь её народ. Стишок был написан заместителем министра по жизнелюбию и опубликован, как незначительное примечание к «Трактату о существовании», выполнявшему на планете роль Свода Законов. Так вот, четверостишие гласило следующее:
«Если все вдруг улетят,
То Весною прилетят.
А Весна тогда начнётся,
Лишь когда Медведь проснётся».
Я, конечно, слегка поморщился от подобных рифм, однако явственно понял, что мне нужно делать. А именно – будить Медведя.
О том, что на планете обитали ещё какие-то животные, кроме собачек и кошечек, которых заботливые Ледышковцы прихватили с собою на корабль, я не знал. А вот, значит, и были. И ни кто-нибудь, а именно Медведи – мощные и грозные вестники весеннего возрождения.
Ведь должна была наступить уже Весна, давно уж как должна была. Солнце надрывалось из последних сил, пытаясь послать на планету достаточную порцию жарких лучей. Но сама Ледышка игнорировала тепло, принимала и, казалось, проглатывала солнечные лучики, оставаясь по-прежнему холодной и неприступной. С полной уверенностью я мог сказать, что весна давно уже пробудилась, но при всём этом – Зима не собиралась отступать. Всё вокруг горело, ослепляло ярким светом, и по-прежнему дышало холодом.
Мне-то было безразлично – наступит ли тепло или нет, вернутся ли Ледышковцы или нет, но всё-таки я решил, что будет правильнее, если тепло наступит и аборигены вернутся.
Бродя по густым, заваленным искрящимся снегом лесам, я пытался отыскать Медведей, старательно завывал свои тоскливые песни, хрустел ветками и стволами, однако никто и не собирался просыпаться.
И вот однажды, когда я практически потерял уже всякую надежду, то вдруг заметил, что в одной из ледяных стен наряду с моей неприятной рожей отражается весёлое веснушчатое личико…
- Травка? Леди Травка?! – внезапно узнал я девчонку, которая как-то, когда я ещё не покинул Землю, пыталась перевернуть на моей родной планете всё с ног на голову. И, честно говоря, у неё почти это получилось. Однако мне показалось, что девчонка ни капельки не повзрослела, хотя миновало уже несколько десятков лет с тех пор, как я видел её в последний раз.
- Васьликс? – скромно улыбнулась девчонка. Она так и не научилась правильно произносить моё имя, – я тебя тоже сразу узнала. Ты нисколечко не изменился, живодёр проклятый.
- Василиск, – поправил я её, – между прочим, я переродился.
- А толку то! – ответила Травка, – всё равно та же неприятная рожа. Ты то тут какими судьбами, на обиженной планете?
- Обиженная планета? Это что-то новое, – удивился я, – я-то здесь Весну ожидаю…
- Да, обиженная, – огрызнулась девчонка. Никак я понять не мог, чем же Леди Травка так расстроена, – кинули её все, потому она и обиделась. И, стало быть, нечего тут вёсен ждать – не будет ничего.
- А я на что? – поинтересовался я.
- А ты на что?! – как-то не по-доброму передразнила девчонка меня, – а ни на что ты. Ты, вообще тут не при делах. А сейчас – так и вовсе сугроб с глазами. Так что велено мне распылить эту Ледышку равномерно среди прочих звёздочек и планеток. А, значит, удирай, хотя я прекрасно понимаю, что не на чем и некуда.
- Травка, милая, – взмолился я, – не нужно же так, сгоряча, распылять. Есть ещё шанс у этой Ледышки. Как только мы Мишек местных разбудим, то и люди сюда возвратятся, а стало быть, и жизнь потечёт прежним чередом.
- Мы?! – нахмурилась девчонка.
- Мы, – старательно улыбнулся я, понимая при этом, насколько исказилась моя неприятная рожа.
- Что ж, это интересная игра – Мишек будить! – резко вдруг повеселела Леди Травка, - замётано, партнёр! Пошли же скорее раскапывать берлоги!
И мы – кособокий сугроб и веснушчатая девчонка – отправились раскапывать сугробы, задорно похрустывая свежим снежком под ногами.
3 марта 2016

#508 OFFLINE   Задумчивый Пёс

Задумчивый Пёс

    Тень

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10 332 сообщений
  • Награды

               
1 237

Отправлено 16:33:16 - 05.03.2016

Легко читаемое произведение, местами забавное, тёплое :sunny:, несмотря на  то, что описывается в нём зимняя стихия.

Слегка похоже (жирным шрифтом) на впечатления от форумных событий.

Сквозные персонажи узнаются :yes:  

Просмотр сообщенияМОРРА (23:04:59 - 04.03.2016) писал:

Скромно парили среди аборигенов их безымянные баллады, превращаясь постепенно в народные песенки и сказания,

Просмотр сообщенияМОРРА (23:04:59 - 04.03.2016) писал:

Из прежде талантливых анонимов они превратились во вполне конкретных бумагомарателей.

Просмотр сообщенияМОРРА (23:04:59 - 04.03.2016) писал:

Медведи – мощные и грозные вестники весеннего возрождения.

Вот за эти фразы отдельное спасибо!  

Мне очень рассказ понравился сразу из-за нескольких тем :clapping: :give_rose:

Открытый финал... Надеюсь, что продолжение всё-таки будет)

некоторые формальности


#509 OFFLINE   белая медведица

белая медведица
787

Отправлено 02:36:36 - 06.03.2016

Мне понравилось. Немного сумбурно, но ведь всего 3 дня дали. А вот Медведей будить не надо. Когда выспятся - сами встанут:)

#510 OFFLINE   Зиц

Зиц

    Ключник

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPip
  • 1 277 сообщений
2 213

Отправлено 05:42:17 - 06.03.2016

Очень проникновенно, очень. Понравилось. Однако есть и недостатки! Нужно смотреть вдаль, вширь и вглубь железного монстра, которого мы с вами, дорогие форумчане, породили србственными же руками на радость потомкам. Ниже я приведу скриншот анализа данного текста чудесной машиной, вот, пожалуйста:

Изображение

Обратите внимание: появилась кнопка "Рецензия". Она пока еще не работает, но это чепуха. Заработает, куда денется. Задумайтесь, какие открываются перспективы! Впереди весна, лето, разве усидишь в такую пору за компьютером? Жизнь коротка, надо быть ближе к природе, и вместо того, чтобы корпеть над рассказами, можно  будет всего лишь нажать кнопку и смело идти гулять с девушками. Разумеется, это далеко не все, мои планы гораздо шире. Возможности машины величайшие, она способна не только угадывать авторов и писать рецензии, но и голосовать! Да-да, не ухмыляйтесь. Она-то не ошибется, скрупулезно подсчитает все ляпы, ошибки, штампы и несуразности. Ударит искуственным интеллектом по литературной безграмотности и разгильдяйству. Здравствуй, будущее!

#511 OFFLINE   Задумчивый Пёс

Задумчивый Пёс

    Тень

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10 332 сообщений
  • Награды

               
1 237

Отправлено 08:21:04 - 06.03.2016

Просмотр сообщенияЗиц (05:42:17 - 06.03.2016) писал:

скрупулезно подсчитает все ляпы, ошибки, штампы и несуразности.
И укажет на них? Я очень на это надеюсь... А то, какой от неё толк(

#512 OFFLINE   Мегана

Мегана

    Девушка из сказки

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPip
  • 1 501 сообщений
1 414

Отправлено 17:18:45 - 06.03.2016

Морра верен своему слову. Обещал написать - и вот оно)))

#513 OFFLINE   Стеклянная Ежа

Стеклянная Ежа

    Интроверт в кубе

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPip
  • 730 сообщений
273

Отправлено 02:11:55 - 07.03.2016

понравилось из-за многослойности.Хотя конечно для меня тема отношений на первом месте, :smile: а ей увы так мало строк посвящено.Но многообещающих.

#514 OFFLINE   МОРРА

МОРРА

    великий немой

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 777 сообщений
  • Награды

            
2 909

Отправлено 08:03:17 - 11.03.2016

Да нету здесь никакой связи с форумом.
забавные ассоциации с именами или событиями форума - всего лишь совпадения)))
Ну, а что же непонятного стороннему читателю??? Смысл в двух словах - на планете наступила лютая зима, и чтобы "включить" весну, нужно разбудить Медведей)))

#515 OFFLINE   МОРРА

МОРРА

    великий немой

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 777 сообщений
  • Награды

            
2 909

Отправлено 01:10:42 - 13.03.2016

Любые совпадения имён и событий с реально и нереально существующими прошу считать любыми совпадениями.

Вступление в эту историю - см. тут.

Белая Медведица.

Её мы обнаружили, как только вошли в первую попавшуюся дверь.
А она вовсе и не спала. Как оказалось позже – с недавних пор она вообще не спала. И вроде бы наша собеседница была спокойна как танк – движения замедленные, как будто, ленивые, речь тихая и грамотная – однако что-то выдавало тот факт, что она явно находится на грани нервного срыва, способного в единый миг перерасти в нечто большее и опасное. Хотя, почему «что-то»? Красноречивые признаки душевного дисбаланса были налицо, а ещё точнее – на лице собеседницы. А именно – чёрные солнцезащитные очки. И эти очки были настолько черны, что глаз собеседницы разглядеть было невозможно, но всё-таки я был уверен – за непроницаемыми стёклами, должными защищать взор от чрезвычайно ярких лучей Светила, скрывался блуждающий, нервный и измученный нелепыми переживаниями взгляд. Уверенности мне придал ещё один моментик – это так собеседница поскрипывала когтями по поверхности стола, который к концу нашей беседы превратился в малоразличимый ералаш опилок вперемешку со стружкой.
- Я никогда не сплю, - сказала она нам, когда мы не без труда растолкали её, сидящую неподвижно за обеденным столом.
- Жаль, – вздохнула Леди Травка – моя случайная попутчица на этой заледеневшей планете, – а мы-то, наивные, как раз и собирались разбудить тебя, ибо ты Мишка. Ты ведь Мишка?
- Никакая я тебе не Мишка, – рявкнула Медведица, – а вполне таки симпатичная и самостоятельная Медведица. Белая. Вы разве не видите? Я белая.
- Видим, – ответил я, – ещё как видим. Но я-то думал, что цвет роли не играет. Главное, ведь то, что ты Медведь…, ой, прости – Медведица.
- Стало быть, играет, – усмехнулась Белая Медведица, – ведь не сплю же. Никогда. Стало быть, и будить смысла нету. И вообще. Зачем вам нужно-то это? Медведей будить.
Леди Травка сбивчиво, но подробно, рассказала нашей собеседницы всю историю о том, как планета Ледышка лишилась своего тщеславного населения, из-за чего здесь и не может наступить Весна – до тех самых пор, пока не проснутся Медведи.
В ответ Белая Медведица как-то обречённо хохотнула, допила из жестяной кружки остатки кофе, уже покрытого корочкой льда, и только после этого радостно воскликнула:
- Да не нужно же вам тревожить зверьков несчастных. Можно было бы попытаться пробудить совесть у этого Вашего тщеславного населения, о котором Вы почему-то так печётесь, но, – она только лишь пожала плечами, – бесполезно. Тщеславные воришки сбежали. И вряд ли вернутся. Не вернутся. Скорее всего.
- Почему Вы называете их воришками? – удивился я, – и при чём здесь совесть?
- Верно подмечено, – ответила Медведица, – когда Вы говорите об аборигенах Ледышки, любые упоминания о совести – не при чём. Но…
Наша огромная и белоснежная собеседница быстренько опрокинула в пасть несколько кружек с остывшим кофе и поведала-таки свою невероятную историю с самого начала и до самого конца.
«Вы не думайте, – рассказывала она, – я вовсе не была всю жизнь Медведицей, и тем более – белой. Напротив, выглядела раньше я девушкой скромной, смуглой и стройной. Смуглой – потому что загорать любила под жаркими лучиками яркого Солнышка. В моём дачном домике всегда царили уют и порядок. И люди окружающие и соседи всяческие очень симпатизировали мне, а некоторые – даже пытались ухаживать. Например, соседушка один по имени Дармоед Пустомелин, почти каждый день закидывал меня цветочками – в горшочках и без. Пел песенки слишком громко. Всю ночь. Громко дышал в трубочки телефонные. Царапался в калитку. Но я его даже во двор не пускала, хотя знаки внимания всячески поощряла воздушными поцелуями через окошко и прочими «спасибами». Но не об этом речь, хотя и об этом тоже. Я ведь всю жизнь – практически с пелёнок – книжки любила писать. Всяческие рецептики, советики, гороскопики – однако же, разбавленные живыми, а порой даже, интригующими сюжетиками. И все соседи, да и прочие окружающие очень ценили все эти мои книжечки, поскольку дарила я им творчество это своё безвозмездно. А они – множили мои книжки, распространяли среди своих друзей и знакомых, и так далее, и так более. Как выяснилось позже, эти мои рецептики, советики, гороскопики они приписывали себе. Не очень-то честно. Согласитесь. Но мне-то что? Пусть пользуются, если им это так удобно. Но однажды случилось страшное»…
Медведица неожиданно замолчала. Она чуть приоткрыла зубастый рот и принялась плавно постанывать. Так продолжалось минут двадцать – мы с Травкой даже не смели потревожить нашу собеседницу, полагая, что она просто-напросто сильно переживает из-за чего-то, случившегося с ней, потому и молчит. И в ту самую минуту, когда я, уже собираясь махнуть на всё рукой, Медведица как-то резко дёрнулась, чуть было не свалившись с табурета, на котором сидела, и, как ни в чём не бывало, продолжила свой рассказ.
«Однажды написала я памятку о том, как воспитывать тюленя, – продолжила она, и заметив странную тень недоумения на наших с Травкой лицах, быстренько поправилась, – маленького тюлёныша, неопытного, безопасного совсем. Он даже летать ещё не умел. – улыбнулась Медведица, и вдруг опять нахмурилась, – но пришёл Дармоед с самого раннего утра и полез прямо через забор. «Что ты делаешь?» – говорю я ему. А он и отвечает голосом холодным и равнодушным: «Тюлень не нужен и бессмыслен, потому что тюленя не бывает». А сам лезет через забор, собственные цветы, которые я на клумбе высадила, поломать собирается самым наглым образом. Я бежать. Но вижу – обходят мой домик со всех сторон соседи, да и вовсе люди незнакомые. И молчат. Но я-то чувствую, чего им нужно»…
- Так и чего же им нужно было? – поинтересовалась Леди Травка, – я что-то пока не чувствую.
- Тюленя моего уничтожить, глупая девчонка, – оскалилась Медведица, – а заодно и меня…
- Зачем тебя-то?! – удивилась «глупая девчонка», – раз уж не бывает тюленя этого, так и порвала бы эту свою памятку. И народ бы успокоила, и клумбу сохранила.
Медведица как-то странно посмотрела на девчонку, округлила глаза, и полушёпотом ответила:
- Запомни, малышка – я никогда не пишу о том, чего нет. А тюленя, то есть – тюлёныша я сама видела. Видела! Во сне…
- Во сне, – засмеялась Травка, с силой лягнув меня, потому что я наступил ей на ногу, для того чтобы дерзкая девчонка прекратила таки спорить в таком тоне с зубастой и когтистой хищницей, – так ты же, вроде бы, не спишь никогда.
- Это неважно, – на удивление ласково ответила зубастая и когтистая хищница, – главное в том, что каким-то чудом сумела сбежать из собственного дома. К тому времени люди уже ломали доски, чтобы забраться внутрь. Но я выбралась через садик второго соседа – не Дармоеда, то есть. Ведь этот самый второй сосед был уже давно мёртв, а огород его превратился в непроходимые заросли, которые мне пришлось проходить. Меня жалила крапива, кусал репей и чертополох, под ногами катались дикие ёжики, а наглые жуки с мухами так и норовили забраться в нос или рот. Но я выбралась, и уже бегом, собрав самые последние силы побежала поперёк нескошенной лужайки, прямиком к железнодорожной станции. Скорый поезд уже отходил прочь, но в самый последний момент я успела-таки ухватиться за поручень последнего вагона и вскочить на заветную подножку. И вот тогда-то, обернувшись, я наконец увидела тех людей, что гнались за мной. И поняла всю их кошмарную сущность. А как иначе понять? Ведь все эти люди, сорвав с себя полностью одежды, уставились на меня дополнительными парами глаз, пробившимися посреди их ладоней. Вся их кожа посерела и проросла жесткой щетиной волос, прямо так и тянущихся в мою сторону. А Дармоед, так вообще, вывернулся наизнанку, раскручивая над собой аркан, свитый из собственных же кишок. Хорошо, что поезд был пуст. Оказалось, что даже машинист уже давно отжил своё. В отличие от поезда, несущегося на автопилоте. И несущего на этом автопилоте меня. А так как маршрут был кольцевым,и – вздохнула Медведица,п – то каждый раз, пролетая мимо любой из станций, я так и продолжала наблюдать чудовищных людей, с протянутыми по направлению ко мне глазами-ладонями и щетинистыми волосами, с каждой минутой всё яснее понимая, что обречена.
Громадина, покрытая с ног до головы белой шерстью, неожиданно вскочила со своей табуретки, пробежалась по комнате, села обратно, и обхватив гигантскими лапами гигантскую голову, почти зарыдала:
- А утром я проснулась и обнаружила…
- Проснулась? – опять встряла Леди Травка, – так ты же, вроде бы, никогда не спишь.
- Это неважно, – парировала Медведица, – важно то, что я обнаружила пропажу. Эти кошмарные люди украли моего тюлёныша.
- Погоди-погоди-погоди, – тараторила Травка, несмотря на то, что я изо всех сил пытался зажать ей рот, – ты говорила о том, что видела своего тюлёныша во сне, а когда проснулась, то вдруг обнаружила пропажу этого тюленёныша. А не кажется ли тебе, что он пропал именно из-за того, что ты проснулась…
- Ай! – а это уже вскрикнул я, когда дерзкая девчонка тяпнула меня за руку.
Белая Медведица с укоризной посмотрела на нас и грустно вздохнула.
- Я так и думала, я так и знала, что вы посчитаете мою историю бредом, – с горечью в голосе ответила она, надеюсь, не заметив, как Травка утвердительно покачала головой, – ну, поймите же вы – этот самый тюлёныш ничего общего с миром материальным не имеет. Его нельзя увидеть или потрогать. Это олицетворение моего творческого вдохновения…, если вам будет так удобнее понять – моя Муза. И вот народец планеты Ледышка, просто-напросто позавидовал этому моему вдохновению, обнаружив, вдобавок ко всему, что творить я способна не только то, что им удобно или полезно. Эти люди захотели сами распоряжаться тюлёнышем-Музой, чтобы самим творить то чего они сами захотят и тогда, когда они сами пожелают. И каким-то образом люди Ледышки стянули это вдохновение, стибрили, выкрали, стащили. С тех пор – с того самого момента, как я прокатилась на том скором поезде без машиниста – я не могу написать ни единой строчки. Нет вдохновения, нет моего тюленя. А люди-то, напротив, с той поры приняли строчить свои оды и баллады столь активно, что им даже бумаги не хватало для собственных записей. Да только, как оказалось, одного вдохновения мало для того, чтобы написать настоящий шедевр. Ведь талант-то мой при мне так и остался. А потому оды и баллады жителей планеты Ледышка получались столь бездарными, что даже сами Авторы не могли читать свои произведения, не морщась брезгливо. После чего они взяли, да и задушили моего тюлёныша.
По мохнатым щекам Медведицы потекли совсем не медвежьи слёзы. А Леди Травка неожиданно столь прониклась этим уточнением к рассказу нашей собеседницы, что весь её дерзкий сарказм как рукой сняло. И теперь уже сама веснушчатая девчонка тихонько всхлипывала где-то в уголке медвежьего логова. Но зато я почувствовал, что пришла пора и мне вставить своё веское слово.
- Это всё крайне трогательно, – задумчиво и важно произнёс я, – однако, хоть убей,, не могу обнаружить никакой связи между сбежавшими Ледышковцами и задушенным тюленем.
- Так как же так?! – удивилась Медведица, – как же так и не видишь-то связи это?
- Раз говорят – есть связь, значит – есть, – взвилась на меня вдруг и сама Травка, – ну, чего ты, и в самом деле, прицепился к чело…, ой, к Мишке белому.
- Позвольте, – видимо и сама Медведица хотела о чём-то ещё рассказать, – после того, как кошмарный народец планеты Ледышка задушил моего тюлёныша, естественно, я смертельно обиделась. И превратилась в Белую Медведицу. А, как вы сами уже знаете, смена сезонов холода и тепла здесь «привязана» именно к медведям. Так что, пока смертельно обиженный «снежный» Медведь не спит, лютая зима не закончится. А я, как уже сообщала вам, вообще никогда не сплю.
- А как это ты превратилась из смуглой девицы в Белую Медведицу? – не унимался я, – просто так – захотела и превратилась?
- Ну, ты прям приставучая зануда! – замахала на меня своими ручками Леди Травка, – что же тут такого – захотела и превратилась. Сложно, что ль?
- Кому как, – задумчиво произнёс я, размышляя о том, что для Травки это, конечно же, не сложно, – а людишек что – скушала на ужин или тупо заморозила напрочь?
- К сожалению, нет, – грустно ответила Белая Медведица, – на этот раз удирали они, и, судя по всему, удрать таки успели. Но я надеюсь, они занимаются ни чем иным, как поиском весёлого тюлёныша, которого, конечно же, преподнесут мне в подарок, моля о своём возвращении. Тогда, вероятно, я подумаю о том, чтобы даже и простить их и превратиться в какого-нибудь более невинного зверька.
- Очень даже похвально, – засмеялся я, – жаль, что мы не можем подарить тебе какого-нибудь тюленя, а то, глядишь, и ждать бы не пришлось…
Медведица вдруг резко замолчала и почему-то принялась внимательно рассматривать меня. Мне же почему-то стало не по себе из-за этого. Я повернулся было для того, чтобы отступить по направлению к выходу, но тяжёлая мохнатая лапа опустилась на моё плечо и белоснежная зверюга робким голосом сказала:
- А знаете, о чём я думала недавно, когда заваривала очередной кофейник? – я не знал, но Медведица продолжила свои откровения, – а что, если в каждом человеке…, да нет – не только человеке, а даже – в любом разумном существе, спит собственный тюлёныш. И его можно разбудить и полюбить, только спит-то он крепко и очень глубоко…, в любом существе…, нужно только добраться до него и разбудить.
Леди Травка, почему-то хохотнув, подошла поближе и спросила у хищницы:
- Милая подруга, прежде чем ты начнёшь отыскивать среди его останков, – самым наглым образом девчонка кивнула на меня, – своего этого тюленёныша, поделись со мной – а сколько рецептиков лакомств из подлёдных сороконожек ты знаешь. Очень уж мне интересны эти лакомства, а ты рецептики-то вроде бы сочиняла.
Медведица убрала лапу с моего плеча, устроилась поудобнее на своём табурете и задумалась.
- А знаешь, девочка, много ведь…, очень много, – ответила она Травке спустя пару минут, – тут ведь речь идёт о вкуснейших блюдах, а подлёдные сороконожки – просто объедение. Да и экспериментировать с ними – не грех. Трудно чем-нибудь испортить. Так что, всего не перечислишь…
- А ты перечисляй, – веселилась Травка.
- Ну, тогда приготовься, это надолго, – коварно усмехнулась Белая Медведица, уселась поудобнее и принялась перечислять, – тут тебе и сороконожки измельчённые, и слабомороженные, и чипсы из сороконожек, и фаршированные комариками, и сороконожки без лапок, и лапки без сороконожек…
Медведица перечисляла эти ужасные лакомства в течение сорока минут, но потом её голова немного склонилась на бок и она принялась бормотать что-то уже совсем невнятно. Спустя ещё десять минут наша мохнатая собеседница как-то мягко повалилась всем телом на поверхность своего стола, слегка приоткрыла пасть и начала очень мелодично урчать.
- Неужели спит?! – наконец-то смог выдохнуть я, – мне кажется, что не стоит нам задерживаться в логове этой Медведица, пока она не очнулась. А то ведь опять придумает искать тюленей внутри меня.
- Не боись, – подмигнула мне Травка и, мило улыбаясь, принялась безобидно ворчать, – а то уж – гляжу – итак ведь как сугроб белый, да ещё и дополнительно побледнеть умудрился. Спасаешь вас тут, а благодарности – никакой. А убежать успеем, давай хоть перекусим чуть-чуть.
В логове Медведица не нашлось, впрочем, никакой еды. Повсюду беспорядочно столи чайники, кастрюли и бочки, до верхов наполненные чёрным заледеневшим кофе – и больше ничего. Мы с Травкой уговорили, конечно, парочку небольших кастрюлечек, но больше в нас не влезло.
А затем мы, наконец-то, выбрались наружу и пошли вдоль по заснеженной тропинки прочь от этого пугающего (по крайней мере – меня пугающего) места.
- Не была никогда эта Медведица загорелой девицей, – неожиданно сделала открытие Леди Травка.
- Конечно, не была, – усмехнувшись, согласился я, – где это видано – взять и превратиться в кого хочешь…
- Не в этом дело, – покачала головой девчонка, – превратиться, если захочешь, сможешь даже ты…, хотя ты-то от этого симпатичнее не станешь. Дело в другом. Дело в том, что подлёдных сороконожек никто, кроме местных белых медведей, не ест. Травятся все, кроме белых медведей. Но мы-то знаем, что конкретно эта Медведица не сочиняла никаких рецептов с тех пор, как стала белым медведем. Стало быть, она и раньше, когда сочиняла рецепты для лакомств из сороконожек, была белой медведицей.
- Любопытная версия, – попытался согласиться я, – но что мешало бы загорелой девице сочинять рецепты для медвежьих лакомств.
- Это было бы очень глупо, – отрезала Травка, – но давай подумаем о другом. Коли уж «снежная» Медведица уснула — а она уснула, сомневаться в этом не стоит – то почему же эта ваша хвалёная Весна так и не наступает.
- Наверное, потому что усыпить Белую Медведицу — это только полдела, – пораскинул мозгами я, – нужно теперь и остальных таки Мишек разбудить.
- Ты, как всегда, чушь сморозил, – подмигнула мне девчонка, – но иных версий и у меня нету. Так что, придётся поверить твоей...
И мы, забавно скользя по ледяной тропинке, отправились дальше.
3 марта 2016

Сообщение отредактировал МОРРА: 01:17:11 - 13.03.2016


#516 OFFLINE   белая медведица

белая медведица
787

Отправлено 19:01:01 - 13.03.2016

Ой, дорогой Морра! Какие вы тут страсти рассказываете. У меня аж шерсть на загривке дыбом встала. Но очень интересно. Театр абсурда вперемешку с юмором. Я так не умею!

#517 OFFLINE   Задумчивый Пёс

Задумчивый Пёс

    Тень

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 10 332 сообщений
  • Награды

               
1 237

Отправлено 17:38:51 - 14.03.2016

Когда начинал читать произведение, то складывалось впечатление, что если первая часть рассказа больше на "подумать", то здесь уже начинается  эксклюзивно-авторский экшен.

называется, произношу слово, чьё значение до конца не понимаю((( ))))
К концу оказался не прав. Про тюленя - музу - это нечто :157: :biggrin: :sunny:

Просмотр сообщенияМОРРА (01:10:42 - 13.03.2016) писал:

Красноречивые признаки душевного дисбаланса были налицо, а ещё точнее – на лице собеседницы.

Предложение - оптическая иллюзия)))

что читатель увидит сперва/не увидит

Просмотр сообщенияМОРРА (01:10:42 - 13.03.2016) писал:

улыбнулась Медведица, и вдруг опять нахмурилась

лишняя запятая, однородные члены предложения

Просмотр сообщенияМОРРА (01:10:42 - 13.03.2016) писал:

Но я выбралась, и уже бегом, собрав самые последние силы, побежала поперёк нескошенной лужайки,

Мне кажется, здесь запятой для закрытия дееприч. оборота не хватает

Просмотр сообщенияМОРРА (01:10:42 - 13.03.2016) писал:

А так как маршрут был кольцевым,и – вздохнула Медведица,п – то каждый раз,

опечатки непонятные

Просмотр сообщенияМОРРА (01:10:42 - 13.03.2016) писал:

мне кажется, что не стоит нам задерживаться в логове этой Медведица, пока она не очнулась.

Или имя по какой-то причине не склоняется? Там ниже ещё такие примеры есть.

А так с повторяющимися "маркерами", в большей степени отходящими от нормы, но :respect1:  :clapping:

#518 OFFLINE   МОРРА

МОРРА

    великий немой

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 777 сообщений
  • Награды

            
2 909

Отправлено 08:41:40 - 16.03.2016

Уважаемый Борг! Я бы с удовольствием ознакомился бы с Вашими исправлениями)))
И огромное спасибо всем за столь лестные отзывы.

#519 OFFLINE   МОРРА

МОРРА

    великий немой

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 777 сообщений
  • Награды

            
2 909

Отправлено 02:46:26 - 17.03.2016

Нужно поверить в то, что справишься - тогда справишься)))

#520 OFFLINE   МОРРА

МОРРА

    великий немой

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 777 сообщений
  • Награды

            
2 909

Отправлено 17:39:40 - 20.03.2016

Охотник Звон мечтает о потомстве

Трансильвания -23 искрилась и мерцала всеми цветами радуги. Газовые тучи и облака душным одеялом окутывали планету с таким дерзким наименованием. Они, казалось, были даже плотнее мутных кислотных скоплений, то и дело проявлявшихся в многочисленных углублениях каменистой почвы. Но это только казалось. Едкие кислотные лужицы не были видны отсюда – с мостика Орбитальной Базы, где сейчас находился я и, переминаясь с ноги на ногу, намеревался совершить прыжок на поверхность Трансильвании-23, или, как было принято говорить здесь – нырнуть на смертельную глубину до самого дна.
Только сумасшедший мог решиться на такой нырок, и вот у меня-то, судя по всему, как раз не хватало мозгов, о чём и разорялся Провожатый Охотник.
- Ты псих, – так и говорил он, – ты сгоришь дотла, а если тебе вдруг и повезёт, то ты в конце концов размагнитишься. А там тебя вряд ли кто наладит. Скорее всего…
- Ты меня недооцениваешь, – невозмутимо ответил я, – три бронированные оболочки Боргов и тело-экран Тридвусеранцев неужели не защитят меня.
- Хм, – приподнял бровь Провожатый, – насчёт Боргов я готов поверить – эти мозги в склянках слишком зависят от нас и готовы пожертвовать хоть двадцать оболочек, но как ты смог уломать Тридвусеранцев? Мы, конечно, сохраняем пока перемирие с ними, но чтобы отдать тело-экран…., что же ты пообещал им?
- Последнее обновление дипломатических курсов творит чудеса, – лучезарно улыбнулся я. Понятное дело, пришлось немного приврать. Тело-экран удалось выпросить у Магнитных Духов только после того, как я подарил им в рабство более двух десятков Охотников-юнцов, только что прилетевших стажироваться на Орбитальную Базу. Пропажу новобранцев заметят не сразу – я успел ухватить их ещё до местной регистрации, так что особо волноваться повода не было. А второе тело-экран, о котором я сознательно умолчал, мне удалось просто-напросто спереть. Из-за этого серьёзно пострадал один из Духов, о чём придётся пожалеть, но, опять же – не мне, а обитателям Орбитальной Базы. В составе моей амуниции были ещё небольшие секреты – небольшие, но крайне существенные.
- Даже если так, даже если так, – не мог никак успокоиться Провожатый, – там тебе наверняка высосут весь мозг, выпьют всё без остатка. Охотникам на дне очень трудно приходится – мало кому из них удаётся протянуть в живом сознании более суток.
- Повторяю, ты меня недооцениваешь, – ещё шире улыбнулся я, сверкнув белоснежными челюстями первого Борга и загадочно подмигнул.
- Всё понимаю, – загудел Провожатый, – пошлый героизм и суицидальный выпендрёж. Это что-то не здоровое, это вирус какой-то. Не моё дело, понимаю. Что ж, удачи и попутного течения тебе. Ныряй, конечно ж…
Мы вышли наружу. Охотник зафиксировал моё добровольное отбытие глубокой гравировкой на обшивке, грустно постучал три раза по деревянному бруску, вживлённому в один из пазов панели входного люка, и тихо прошептал:
- Возвращения не жду, – после чего добавил более громким голосом, – отправляйтесь, Охотник.
- Суеверия – вот это вирус, – сказал я ему напоследок, задал траекторию, активировал портативный двигатель и прыгнул на дно планеты Трансильвания-23.

Оболочка первого же Борга съёжилась дочерна и вышла из строя в тот самый момент, как только я нырнул в волны радужного газового океана, окутавшего планету. Тяжёлые ошмётки отрывались от меня с такой же лёгкостью, как лепестки у престарелого растения, давно уже потерявшего всю прелесть и красоту своего увядшего цветка. Я не видел, что творилось далее с кусками моего внешнего тела – они попросту терялись в жадной газовой атмосфере, мгновенно закипая на лету. А второй Борг начинал уже искриться. Он держался стойко и упрямо, пока вдруг не запузырился прямо на мне. Так что от этой оболочки мне пришлось избавляться самому – срочно избавляться, иначе можно было повредить и остальные слои защиты. А вот третий Борг сразу же затрещал по швам. Я уже решил было, что пора писать пропало, но попутное течение вдруг подхватило моё украшенное нелепыми обрывками тело. Меня за каких-то пару часов перенесло во власть глубинных потоков, где газовые волны уже не были столь опасны, но зато бушевали магнитные бури. Обломки последнего Борга мне уже были ни к чему, поэтому я с облегчением сбросил их с себя.
Борги были удивительными созданиями. Грузные и неповоротливые, они всегда славились своей физической силой, однако явно трусили и перед Охотниками, и перед Нестабильными Вампирами – аборигенами Трансильвании-23, до такой степени, что готовы были и тем и другим постоянно и бескорыстно приносить любые жертвоприношения, какие бы от них не потребовали. Вампиры требовали самих Боргов, чьи мозги, не слишком, кстати, аппетитные, тут же и высасывали. Охотники тоже, как ни странно, требовали тела Боргов, однако, в большей степени, уже израсходовавшие свои жизненные циклы. Крепкие оболочки трусливых здоровяков очень удобно было использовать в качестве брони. Но у меня не было времени разбираться. Я отобрал трёх здоровых Боргов, выжег их сознания и удобно разместил опустевшие оболочки на своём теле. Жалость? Стыд? Перестаньте, эти понятия лишены смысла, по сравнению с величием моей цели.
Как только я избавился от увесистых останков третьего Борга, вокруг меня расцвело пульсирующее облако, тело-экран, позаимствованное у Тридвусеранцев. Оно, конечно, отражало, как могло вихревые атаки магнитных бурь, но вряд ли могло довести меня невредимым до самого дна. Духи с Тридвусера – хитрые и расчетливые существа. Они не имеют физических тел, однако отлично знают , что одна из многочисленных составляющих их астральной оболочки может быть очень полезна для Охотников во время их вынужденных посадок на любую из Трансильванских планет. Отдав эту оболочку, обладающую весьма полезными для отражения магнитных атак свойствами, Духи могли ощутить лишь незначительный дискомфорт, и, кстати, за пару сотен лет эта составляющая волне спокойно нарастала заново. Сами Нестабильные Вампиры никакого вреда Тридвусеранцам причинить не могли, а вот с Охотниками Духи заключали неравноценно выгодные для себя сделки. Потому-то Охотники практически и не обращались к ним. Но для меня прежде всего важна была моя цель, потому-то я и не пожалел обменять два десятка новобранцев на чудесный астральный экран. Тридвусеранцы, конечно же, преобразуют свежие тела юных Охотников в чистейшую энергию, которой и питаются, но для меня это было не важно.
Облако-экран размагнитилось и рассеялось слишком рано — до каменного дна Трансильвании-23 оставалось ещё пара километров. В тот же момент незамысловатое тело Охотника оказалось лишённым какой-либо защиты и тут же начало съёживаться и отслаиваться чернеющими кусками плоти от меня. После того, как стабилизирующая жидкость, перемешавшись с кислотной моросью, последними каплями стекла с краёв моих размягчённых конечностей, и тело стало напоминать обгоревшую дочерна неподвижную куклу, раскрылся купол второго облака-экрана. Именно — второго. Его я украл у Тридвусеранцев, размагнитив ближайшего друга того самого хитреца, который получил от меня в подарок двадцать Охотников-новобранцев. Техника размагничивания сложна – её разработал лично я, и опасна, так как длится около трёх суток. Но несчастный Дух сам выбрал достаточно уединённое место для встречи со мной – ведь тот куш, который якобы пообещал ему я, он не пожелал бы делить ни с кем. Вот теперь и мается, бедолага, где-то в открытом космосе, витая разрозненными лоскутками информации и одинокими вспышками энергии.
Как только расцвело экранирующее облако, моё – казалось бы – безжизненное тело принялось формировать последнюю оболочку, в облачении которой я и рассчитывал достичь дна Трансильвании-23. Тридвусеранского экрана вполне достаточно хватало для того, чтобы преодолеть незначительную часть моего погружения, как вдруг случилась неожиданная неприятность. Внезапный локальный вихрь, вооружённый острыми иглами кислотного ливня, подхватил моё лёгкое тельце и принялся играть им, круча – вертя, подбрасывая и пиная его буквально во все стороны. Когда вихрь улетучился, я очнулся пригвождённый к заточенным лезвиям невысоких скал. Конечно же, я догадался, что защитное облако уже давно рассеялось.
Моя последняя оболочка – тело Нестабильного Вампира – аборигена Трансильвании-23, оказалась сильно подпорченной. Внешняя обшивка была покрыта многочисленными порезами, а сам покров пузырился от кислотных ран и краснел язвами от воздействия смешанных магнитных полей. Один глаз куда-то безвозвратно вытек, распухший нос перекосился набок, а остатки волос и зубов до сих пор продолжали выпадать. Вот ведь влип в историю, а так хотелось заявиться на дно красавцем. Хорошо ещё, что тела аборигенов хоть как-то приспособлены к местному климату – можно доковылять до ближайшей базы.
Я прищурил единственный глаз – впереди маячило огромное здание прямоугольной формы. На проржавевших дочерна стенах была едва заметна выжженная надпись «Замок-база №120021».
«Ага, – подумал я, – а унесло-то меня не так далеко. Именно сюда ведь мне и надо».

Тяжёлые ворота «Замка-базы №120021» со скрипом отворились и тут же захлопнулись за мной. Просторное помещение практически пустовало. Только лишь в самом его центре произрастала гора, сложенная из опустевших оболочек. Среди них я смог узнать огромное множество бывших Охотников, да и других пришельцев было более, чем достаточно.
Возле дальней стены, прямо на полу сидела юная девушка. Несомненно, это Клава – одна из самых опасных представительниц народа Нестабильных Вампиров. Как всегда, она была прекрасна. Даже удивительно, как ей удавалось поддерживать столь хрупкую красоту в таких ужасающих условиях, царивших на дне планеты. Большинство здешних вампирш внешне напоминают толстые бочонки с огрубевшей обшивкой, если, конечно, они не заняты постоянным косметическим ремонтом. Однако, в таком случае, у них совсем не останется времени на поиск жертв. И тогда вампирши лишатся от голода сил, да так и перегорят красивыми. Но Клава всегда была прекрасна и предельно сыта.
Сейчас она сидела прямо на полу, точила коготки и чистила полученные файлы, безжалостно отправляя всяческий спам и личную переписку в мусор.
Увидев меня, красавица расцвела, но в следующий момент на её лице проявилась эмоция крайней обеспокоенности.
- Паша, любимый! – обратилась она к моей последней оболочке, заметно потрёпанной кувырками в кислотном вихре, – что у тебя за вид? Опять с Охотниками сцепился?
- Враг безжалостен, – ответил я.
- Дождёшься ведь, что когда-нибудь твой мозг взорвут, – почти запричитала Клава. Забавно, она ещё и заботу проявлять умеет?
- Скорее, я сам всем мозги повыжигаю, – усмехнулся я.
- Не говори ерунды, – нахмурилась девушка. Ведь всем известно, что Нестабильные Вампиры не способны вот так запросто взорвать мозг у кого-либо. Парализовать противника, а потом долго и мучительно высасывать сознание у жертвы – вот это они могут.
Не знаю, может быть, она даже обиделась на меня в образе Паши. Не знаю. Но уже через несколько минут Клава смущенно улыбалась, и отводя в сторону свои маленькие красные глазки, страстно шептала:
- Паша-Паша, а давай… давай займёмся… этим, – после чего вдруг звонко затараторила, – так ведь и тебе-то полезно будет, да и мне приятно.
Я долго ждал такого предложения от неё. Стало быть, дело шло к финалу.
- Что ж, давай, – широко улыбнувшись, ответил я.
Клава быстренько метнулась ко мне и села напротив. Она уставилась прямо в глаза, и я заметил, как оболочка её лица становится уже не просто светло-зелёной, а ярко-салатовой. Я догадался, что необходимо опередить вампиршу и выпалил первое, что пришло в голову:
- На небе красная Луна!
- Увы, но не видна она, – слегка приподняв бровь, тут же срифмовала Клава.
- Кислотные дожди опасны, – осторожно продолжил я, наблюдая за реакцией вампирши. Она явно была удивлена, ведь по правилам обмена энергией, я должен был далее рифмовать её фразу. А так получалось, что поймал посланный ею кодированный заряд, но не ответил тем же. При обмене энергией Нестабильные Вампиры кидают друг другу фразу за фразой, придерживаясь при этом всего одной рифмы. И чем длиннее получается создаваемый ими стишок, тем мощнее оказываются энергетические посылы, которые обязаны быть взаимными. Вампиры погружаются в состояние блаженной эйфории и при этом спокойно могут регенерировать потрёпанные в боях с Охотниками, жертвами или непогодой, тела.
- Но блики радуги прекрасны, – всё же ответила Клава.
- За небом разум, – на этот раз я решил изменить не только рифму, но и размер стиха.
- Он сдохнет сразу, – нахмурившись, ответила вампирша. Она была больше расстроена, чем разозлена. Наверное, не могла понять, что творится с её любимым Пашкой. А я-то знал, что с ним уже ничего твориться не может.
- Ветер, конечно, разгонит все тучи, – говорил я.
- Вряд ли, ведь тучи могучи и жгучи, – подхватывала она.
- Однако вдруг, – говорил я.
- Двенадцать рук, – продолжала она.
Примерно через час мне стало казаться, что Клава заметно утомлена. Значит, я шёл правильным путём. Вампирша уже почти завалилась набок, глаза её краснели не так ярко, как прежде, лицо стало тёмно-зелёным, и язык ворочался еле-еле, хотя бедняга продолжала так же молниеносно выдавать рифмы на мои фразы.
- Рис обычно выпадает вниз.
- Я не знаю, что такое рис…
Девушка уже не могла сидеть – она повалилась на пол, по-прежнему продолжая отвечать мне.
Надо сказать, что Клава давно могла бы произнести стишок, содержащий весьма сильные коды, о которых было известно только аборигенам Трансильвании-23. Эти стишки могли запросто заткнуть и парализовать Охотника, но в моём случае эти коды были бесполезны – однако, этого вампирша знать не могла. Видимо, она до сих пор верила, что перед ней её возлюбленный Паша. Вот дурочка!
- Охотник Звон! – кричал я.
- Пошёл бы он… – стонала она.
Клава лишилась почти всей энергии, а значит самое время было произнести ключевую фразу «Код два три Ай», отклик на которую и решил бы участь девушки. Но вместо этого я произнёс следующее:
- Код три семь Блю.
- Ия посплю, – из последних сил ответила вампирша и погрузилась в сон. Она осталась жива, однако разбудить её теперь мог только я, когда захочу и где пожелаю.

Кстати, с её любимым Пашей всё получилось намного проще. Стоит отметить, он был слишком гордым и своенравным Нестабильным Вампиром. Впрочем, ему было чем гордиться. Шутка ли – более семисот лет высасывать мозги несчастным жертвам. И ни один Охотник не мог его не то что поймать, но даже вычислить. Более того, Паша периодически наведывался на территорию Орбитальной Базы врага, причём – в одиночку, и каждый раз наносил ему непоправимый урон. Сколько же Охотников полегло после смертоносных стихов вампира.
Вот и в тот день Паша телепортировался из глубины дна в самое сердце Базы и к его несчастию встретил меня. Он сразу же принялся кидаться кодированными рифмами, которые должны были бы сковать мышцы Охотника, оболочку которого я тогда по случаю примерил. А потом Паша, конечно же, рассчитывал иными, более витиеватыми стихами, медленно высасывать мозг своей жертвы. Но в этот раз вампир просчитался. Я-то к этим рифмованным кодам ничуточки не восприимчив, а Охотник, в оболочке которого я находился, был уже давно уничтожен мной самим. Но Паша этого не знал и продолжал кидаться стишками, уже начиная слегка недоумевать.
Каково же было удивление мозгососа, когда я грубо прервал его гордую поэму и начал осыпать бедолагу теоретическими выкладками. Всем известно, Нестабильных Вампиров любая теория утомляет даже сильнее, чем безответный посыл энергии. Правда, мало кто мог использовать этот метод в борьбе с ними – вампир скуёт твои мышцы своими стишками, прежде чем ты успеешь произнести хотя бы пару предложений. Поэтому Охотники предпочитали просто-напросто взрывать вампирские мозги при помощи некоего дистанционного управления, если те не успевали заблокировать своё сознание. А в большинстве случаев они успевали.
Но повторяю – я к вампирским рифмам невосприимчив, и для меня наслаждение – помучить мозгососа, утомить до изнеможения его разум и таким образом вырубить засранца.
Я прочёл Паше полную теорию стихосложения, заставил подробно вспомнить обо всех тонкостях стилей рифмования, о правилах поэтических размеров и ритмов. Я самым основательным образом рассказывал ему и о ямбах, хореях, дактилях, амфибрахиях, гекзаметрах и прочих дольниках, и о стихах белых, вольных, холостых, рифмоидах, акростихах, плутонских полустишьях, лимериках, терцинах, антихрапах и даже о таком забытом способе рифмовки, как хот-рубаи. Но вампир продолжал стоять на ногах и шептать бесполезные рифмы.
И тогда я взял и выложил бедному Паше весь курс истории нашего мира. Я поведал ему о тех временах, когда ещё жили люди. Если Вы не помните, люди – это такие безжалостные паразиты, которые спешно заселяли живые и безопасные планеты, убивая их и превращая в сущий ад для любой из жизнеспособных форм. Потом, когда люди догадались, что ставят под угрозу и собственное существование, они начали менять себя. Они создавали механических монстров и вселяли в них своё сознание. И эти механические монстры разбрелись по Вселенной, продолжая добивать её своей деятельностью.
Я рассказывал о том, как появились планеты типа Трансильвания, а жители этих планет - Нестабильные Вампиры – научились высасывать сознание у других механических монстров, тем самым доказывая, что человека никак нельзя лишить главного – жажды убийства, даже если он уже и не человек.
Вскоре Паша осел на пол и уже не мог двигаться. Я же, не долго думая, произнёс фразу:
- Код два три Ай…
Вампир погрустнел окончательно и ответил:
- Прости-прощай, – после чего перегорел напрочь.
К сожалению, мёртвый вампир не мог телепортироваться на дно Трансильвании-23, но Пашино тело, как Вы знаете, мне всё же пригодилось.

Но Клава была жива. Она хоть и погрузилась в состояние крепкого сна, но я, и только я, мог разбудить её в любой момент.
Искалеченная оболочка Паши стала уже совсем бесполезной, и мне пришлось выползти из разорванного уха Нестабильного Вампира. Да-да, это ничтожное насекомое, похожее чем-то то ли на клеща, то ли на паучка, это и есть Я.
Позвольте представиться, храбрый и непобедимый Охотник Звон. Только не делайте поспешных выводов – я никаким образом не связан с теми тупыми охотниками-неудачниками – обитателями Орбитальной Базы. Я охочусь только ради собственных нужд. Меня нисколечко не интересуют эти бездарные игры со сжиганием мозгов. Мне просто-напросто нужны тела Нестабильных Вампиров, тела, сотканные из плоти, крепкой и надёжной, однако способной сохранять свойства живой материи даже в жёстких условиях. Дело в том, что я этой плотью питаюсь.
Не спорю, живой человек был намного вкуснее, но его хрупкая оболочка давным-давно канула в историю. А вампиры научились делать очень вкусную плоть. Но я стараюсь не убивать мозгососов, гораздо полезнее сохранять их сознание, чтобы оно поддерживало имитацию жизнедеятельности тела. тогда и плоть всегда будет свежей и вкусной. Естественно, я блокирую вампирское сознание, лично забираясь в электронные мозги жертвы. Вампиры могут лишь поддерживать жизнедеятельность, а остальными функциями тела позвольте уж заняться мне.
Пашины обрывки были бесполезны – семисотлетний мозгосос крайне нерегулярно обновлял свою оболочку. А вот Клава молодец. Она была сравнительно юна – разменяла недавно второй век, но при этом каждые полгода не забывала делать косметический ремонт.
Я забрался в мозг вампирши и с наслаждением пошевелил её руками. Сознание Клавы паниковало и причитало где-то в тёмном уголке, но ничего, со временем успокоится. Я сожру красавицу ещё очень не скоро. А сейчас живая, но контролируемая мной вампирша телепортируется прямиком на мою планетку. На пастбище таких же, как она, мозгососов, ставших для меня и моих сородичей пищей и уютным домиком.
Пройдёт времечко, я, наверное, успею сожрать красавицу только наполовину, но настанет срок и мне сложить лапки. И тогда я отложу кладку в теле аппетитной Клавы. Да, Вы не ослышались, я не стану ничего изобретать, конструировать или ремонтировать. Я не собираюсь вечно поддерживать своё сознание. Я мечтаю о потомстве. Я отложу кладку, из которой вылупятся тысячи маленьких детишек – моих детишек. И тогда вампирша станет домикой и пищей для них.
А что Вы хотели – всё, как у нормальных живых существ, и это прекрасно.
Прекрасно вдвойне, потому что – ради потомства.


Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых пользователей

Ad: