2012 © Клуб поклонников творчества Сергея Лукьяненко

Перейти к содержимому



Далекий путь или Жди меня.


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 15

Опрос: Личное восприятие (13 пользователей проголосовало)

Оцените:

  1. Отлично! (1 голосов [7.69%])

    Процент голосов: 7.69%

  2. Хорошо (3 голосов [23.08%])

    Процент голосов: 23.08%

  3. Нормально (2 голосов [15.38%])

    Процент голосов: 15.38%

  4. Средне (4 голосов [30.77%])

    Процент голосов: 30.77%

  5. Не очень (3 голосов [23.08%])

    Процент голосов: 23.08%

Голосовать Гости не могут голосовать

#1 ONLINE   srvr4vr

srvr4vr

    Кот Шрёдингера

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 9 676 сообщений
  • Награды

         
2 152

Отправлено 02:15:39 - 06.03.2010

Далекий путь или Жди меня.
В рассказе используется стих К. Симонова "Жди меня".

Термины, упомянутые в рассказе:
-Барк – небольшое парусное судно.
-Камбуз – кухня на корабле.
-Кают-компания – помещение для обеда, отдыха и общения моряков.
-Кубрик – жилое помещение для команды на судне.
-Ют – надстройка в кормовой части корабля.


1.
(Данный рассказ найден в подвале старого дома – на дне древнего сундука. Под трухлявым переплетом хорошо сохранились толстые желтые листы. Очевидно когда-то это были записи судового журнала, а позже их переписали в рассказ)

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.


Погода в последние дни перед отплытием была отвратительная. Ветер нес хлопья мокрого снега, под ногами хлюпали холодные лужи. А на обочинах улиц и под домами валялся первый снег пополам с грязью. Живописно…
Капитан мрачнел с каждым днем все больше. Торопил, покрикивал, но ни единого тумака никто так и не получил – Эрган ван Губерт не из тех, кто доказывает свою власть силой. Но зато как глянет черными глазищами! Любой голову поспешно склонит и молча отправится работу справлять. Этому я сам был свидетелем не раз, могу поклясться шпагой!
Но обо всем по порядку.
Началось все с того, что мы вернулись из очередного плавания. Барк покачивался у причала, команда разбрелась по портовым кабакам – заскучавшая по вину да по женской ласке. На борту остались караульные, с тоской глядящие вслед товарищам. А кроме них капитан, боцман Седой Швольг, да я. Мы втроем сидели в капитанской каюте, занятые кто чем.
Швольг развалился на стуле у окна, раскуривая трубку да поглядывая на улицу, тянувшуюся вдоль причалов. Изредка он замирал, резко прильнув к стеклу и провожая глазами, очевидно, какую-нибудь барышню, потом тяжело вздыхал и брался за трубку. Я примостился за вторым в каюте столом – маленьким, скромненьким, предназначенным именно для меня, судового писаря. Скреб пером по судовому журналу, заполняя по памяти те пробелы, которые стоило записать еще во время плавания. В голове, к сожалению, вместо отчетов и подсчетов провизии, воды и такелажа вертелось милое личико сеньоры Лелии.
Капитан же… ван Губерт звенел горкой монет на своем столе. Я краем глаза наблюдал, как он отложил несколько блестящих кругляшей в один бок, потом такое же количество – в другой. Подумав, добавил в каждую новую кучку еще по две монеты.
-Швольг, Рэд – это вам.
Боцман крякнул, мигом забывая за только задымившуюся трубку. Подскочил со стула и с довольной улыбкой сгреб свою долю.
-Разрешите откланяться, капитан!
-Не потеряйтесь, Швольг, –серьезно заметил Эрган ван Губерт.
-Ага!
И дверь довольно захлопнулась за Седым Швольгом. Некоторое время его громогласный голос носился по палубе, легко проникая в каюту, потом он стих окончательно.
-А можно и мне идти? –робко подал я голос из своего угла. Тусклая свеча давила на глаза, а за окном звал хоть и пасмурный, но все же день. И город, и отдых, и сеньора Лелия…
-Судовой журнал уже заполнен как нужно? –сгребая большую кучу монет в мешок, поинтересовался капитан. Я покорно склонил голову над желтыми листами.
И в тот момент что-то выкрикнул постовой. Я разобрал приближающиеся шаги, в дверь постучали и в каюту просунулась небритая рожа одного из моряков.
-Капитан, там к вам пришли… пришел…
-Впусти, -кивнул ван Губерт.
Приблизились новые шаги – не торопливые, а скорее величественные. Я подобрался. Торговец решил обскакать конкурентов и первым скупить товары, заполнявшие трюм барка под завязку? Дверь скрипнула, обрывая мысли и впуская низенького щуплого старичка в обносках – но! – в новеньких вычищенных сапогах. Капитан резко изменился в лице. Как мне показалось, он даже собирался встать, приветствуя оборванца! Но тот махнул рукой и тут же заговорил:
-День добрый, славный моряк.
-Добрый, -осторожно отозвался Эрган ван Губерт. Я невольно пробормотал как можно тише:
-Добрый.
Старик с интересом повернулся ко мне. Неловко произнес:
-Молодой человек, я бы попросил оставить нас с твоим капитаном на время одних.
-Я…А можно мне… забрать…
-Рэд, -вдруг оборвал меня ван Губерт,- выйди.
Я без слов воткнул перо в чернильницу. С сожалением глянув на кучку монет на капитановом столе, побрел к двери.
Небритый моряк, заглядывавший полминуты назад в каюту, сидел на борту, свесив ноги по ту сторону. Хрустел большим красным яблоком и провожал жадным взглядом каждую дамочку. Я поежился от прохлады, и сунув руки под мышки двинулся к нему.
-Выгнали? –участливо спросил моряк. Я напряжено пытался вспомнить, как его зовут, но не преуспел. Мрачно отозвался:
-Ага. Эрган денег даже не дал забрать!
-Бывает…
-Что за птица к нему пришла? Оборванец, а капитан сразу напрягся…
Моряк испугано глянул на дверь, проговорил тише:
-Скорее всего из Гильдии Волшбы! Я слышал, у них там все наоборот, не так как у людей – кто послабее ходит в плащах ярких, да в колпаках со звездами и рунами; а кто сильнее, тот беднее одевается… От бродяги их порой не отличишь, говорят!
Я вздрогнул. Еще волшебников нам не хватало!

Старик в обносках ушел через час. Я к тому моменту успел продрогнуть окончательно и отправился на нижнюю палубу, где размещался камбуз. Кока у нас не было, дежурили по очереди. А так как все сошли на берег – камбуз остался пустым и даже не запертым. Я бросил в печурку пару горстей угля, остатки дров, и принялся чиркать огнивом. Потом долго сидел, убрав заслонку и наслаждаясь теплом.
А потом дверь открылась и на пороге застыл один из караульных:
-Капитан зовет! –Он с завистью бросил взгляд на печку.- Ты иди, я затушу. А то Эрган взведенный не на шутку!
Капитан сидел на прежнем месте. Моя кучка монет переместилась в угол стола, а рядом с ней появилась разложенная карта. Эрган ван Губерт водил по ней пальцем. И, что мне сразу не понравилось, длинный капитанов палец бороздил синюю зону карты не вдоль материка и островов – а прочь от привычных мест, в зоне, подписанной «Терра Инкогнито». Земля Неизвестная!
Не отрываясь от карты, ван Губерт проговорил мне. Причем, назвав меня полным именем, что бывало в исключительных ситуациях!
-Редьярд, бери свои деньги и дуй отдыхать. Через неделю выходим в море.
-Через неделю? Но капитан…
-Рэд… Редьярд… Ты ведь человек ученный, не из безвольной и безмозглой толпы. Ты наверняка слышал об произведение Караманша.
-Доводилось читать… еще в гимназии.
-И что ты запомнил про историю о неком Колумбе?
Капитан был напряжен сверх любой меры! Я его таким видел впервые.
-Это домыслы безумного волшебника, записанные со слов третьего человека. Я бы не стал им верить, капитан.
-И я не стал бы, -кивнул Эрган.- Но… ты знаешь, кто только что ко мне приходил?
Так вот в чем дело! Непослушными губами я вытолкнул:
-Волшебник.
-Правильно. И не просто волшебник, а глава их Гильдии! Он рискнул проверить эту историю про Колумба. И она оказалась сущей правдой – до последнего слова!
Я даже перестал дышать.
-Значит, за океаном есть земля? Как в том мире?
-Именно! –Ван Губерт ткнул в карту.- Мы найдем эту землю и станем богаты. Не только Гильдия Волшебников, которая нанимает мой корабль, получит выгоду. Всей команде достанется неслыханное вознаграждение!
Капитан не просто объяснял мне суть предстоящего путешествия. Он искал подтверждения, что не ошибся. Железный Эрган ван Губерт делил ответственность со мной, обычным писарем, чьи обязанности всего-навсего – чиркать в судовом журнале! Наверняка в этот тесный круг попадет и боцман Швольг и штурман Хорхес… Хотя последний вряд ли – уж больно трусоват.
-В любом случае, я уже все решил, -оборвал мои мысли капитан.- За тобой осталось малое – соглашаться или нет.
-Я с вами, -с тяжелым сердцем сказал я.

*

Знакомый дом за мое отсутствие приобрел новую ограду – изящный забор из крашенных прутьев с причудливым орнаментом из прутков потоньше. Сверху черные колышки грозно целились в небо острыми наконечниками – попробуй перелезь!
Я попробовал.
Хорошо, что солнце к тому времени село! Красный как помидор, запыхавшийся и с колотящимся сердцем, я с сожалением пощупал дырку под мышкой и на рукаве. А ведь только час назад эту теплую рубаху прикупил! Хорошо хоть штаны целы остались.
На втором этаже слабо светилось заветное окошко. Я подобрал с земли камушек. Тонко звякнуло потревоженное оконное стекло. Если муж сеньоры сейчас в ее спальне…
Штора колыхнулась, открывая взгляду юную девушку со свечой в руке. Я с трепетом вгляделся в милые черты; в золото волос, ниспадающих на тонкие плечи; в точеную фигуру под легким, почти прозрачным халатом. Разглядел как пышные губы шепчут:
-Редьярд.
Окно торопливо распахнулось и моего слуха коснулся горячий шепот:
-Он в гости отправился, будет поздно. Я сейчас открою дверь на заднем дворе!
Без слов я послал воздушный поцелуй и рванул вокруг дома. В собачей конуре только сейчас недовольно зарычал старый кобель, блеснули в лунном свете глаза. Но пес почуял знакомый запах, узнал друга, и рычанье, так и не переросшее в лай, стихло.
Потом были нежные объятия и горячие поцелуи; мелькнула лестница на второй этаж – чтобы смениться уютной спальней и пышной кроватью. Торопливый разговор вполголоса оборвался на полуслове. Моя порванная рубаха улетела прочь, уползли штаны…
Уже когда страсть до поры притихла и мы лежали, так и не расцепив объятий, я шептал на ушко:
-Лелия… Я так соскучился! Волны могли выгибать спины девятым валом, а небо трещать грозой – я принимал эти ужасы как досадную помеху на пути к тебе, и не больше!
Лелия запускала в мои черные кудри руки и смеялась:
-Выдумщик ты мой. Ты сам однажды признался, что в грозу молишься всем богам сразу… Тебе нужно потешные рассказы писать, а не в море прозябать.
А потом она вдруг приподнялась на локте. Через яркие глаза хлынула невесть откуда взявшаяся тоска.
-Милый, я так переживаю, когда ты в море… Я спрашивала своего дядьку – он в молодости был моряком… Он сказал, что те, кто в море, считаются находящимися между смертью и жизнью – не мертвыми, но и живыми не назвать… Милый…
Я успокаивал как мог, но Лелия лежала рядом отстраненная. Снова были поцелуи – единственный способ, который вырвал ее из страхов. Мир закрутился вокруг, оставаясь за пределами кровати и одновременно такой далекий, такой ненужный. А отдышавшись, я проговорил, глядя в потолок:
-Знаешь, я в этот раз уйду в море в последний раз. Капитан сказал – мы все разбогатеем!
Обнаженное девичье тело, жавшееся к моему, дернулось.
-Это опасно, -испугано пропищала Лелия.- «Разбогатеть» всегда звучит как «опасно»… Я тебя люблю и так, без богатств…
-Знаю. Но это единственный мой шанс…
-Редьярд, пожалуйста… Я просто не вынесу длинного ожидания! Это ведь далеко, да?
-Очень, -не глядя в милые глаза, признался я.
Одевания прошли скомкано и в полном молчание. Лелия тревожно поглядывала на настенные часы, где стрелка добегала к двенадцати ночи.
-Муж вот-вот вернется. Поторопись, милый!
Уже возле двери на задний двор она схватила меня за рукав:
-Когда ты придешь еще? Пообещай, что завтра.
Не удержавшись, я впился в сладкие губы.
-Обещаю!
Я заторопился за угол, где меня заждался злосчастный забор. Но перед самым углом замер. Очень долго смотрел в блестящие не то от свечи, не то от слез глаза. И прежде, чем исчезнуть, обронил шепотом:
-Жди меня, и я вернусь.


2.
(В этой главе было множество заметок чисто морского значения. Координаты и скорость судна, пометки о прокладываемом курсе, ориентиры по звездам… Все это было убрано как абсолютно не нужное читателю)

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души...
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.


Легко мечтать о судьбе моряка сидя на берегу и провожая взглядом уходящие из порта корабли! А представьте, каково это, быть между небом и землей! Думаете, весело недели подряд не видеть ничего, кроме морской глади и небольшой палубы? Кроме одних и тех же лиц, которых знаешь уже наизусть? Кроме хлопающих над головой парусов и равнодушного горизонта, взявшего в кольцо утлое суденышко?
То-то же…
Земля растаяла за кормой много дней назад. И уже больше недели мы не встречали ни одного корабля. Штурман Хорхес со складкой через весь лоб сверлил глазами карту. Теперь она была бесполезна, и единственным занятием штурмана стало – держать курс по идеальной прямой вперед. А ночи становилось все холодней, да и днем солнце грело все меньше и меньше.
Жизнь на корабле шла своим привычным чередом. Если не считать цели плавания и нового человека на борту – все осталось по старому.
Новеньким же был тот самый старик, подбивший капитана на эту авантюру. Глава Гильдии Волшебников! На палубе он появлялся редко, просиживая дни напролет в каюте капитана и молча дремавшего в кресле-качалке у окна. Заняв, кстати, место Седого Швольга.
Я равнодушно подсчитывал убытки провианта, каждый день суя отчет ван Губерту. Тот с поджатыми губами переспрашивал старика-волшебника, что там говорит магия, долго ли еще будет длиться плавание. И с каждым днем капитан мрачнел все больше. Сухари и вяленное мясо приближались к половине, и если дело с едой можно было решить ловлей рыбы, то воду посреди океана нам брать было негде…
А потом настал день, когда в каюте собрались все – капитан, боцман, штурман и старик. А в своем уголку – я. Вода достигла отметки «половина». Мы должны были либо возвращаться назад ни с чем, либо поверить волшебнику и неуклонно двигаться вперед.
Выбрали последнее.

Однажды я проснулся раньше обычного. Спал я, конечно, не в капитановой каюте, а как все моряки, в кубрике. Вокруг стоял дюжий храп, покачивались гамаки. Попробуй полежать в такой обстановке!
Вообще-то положено в юте размещать каюты для всех помощников капитана, но наш барк – из самых маленьких. В кормовой надстройке места только и хватило для одной каюты, капитанской, но уж та была не из маленьких, на всю надстройку!
Выбравшись в сырое утро, я наткнулся взглядом на тощую спину волшебника. Старик застыл на носу, высматривая невесть что в густом тумане. Я с дрожью понял, что он приложил ко лбу ладонь козырьком!
Помочившись через борт и подмигнув кунявшему у руля Хорхесу, я присел на влажную палубу. Достал из-за пазухи болтавшийся на шее подарок Лелии. Колечко было серебряным и маленьким, женским. Веревка, на которой оно покоилось у меня на шее, была обычной. По ободку кольца я в который раз перечитал «Моему любимому Редьярду». Не знаю, скольких трудов стоило Лелии сделать такой подарок… Но когда она вручила его мне в ночь перед отплытием, бедное мое сердце едва не выскочило из груди. И не передать словами, как трепетала душа, когда я вертел подарок в руках и целовал холодный метал!
Волшебник отнял руку от лба. Торопливой походкой направился в каюту капитана. А спустя минуту дверь отворилась как от пинка и на палубу выскочил Эрган ван Губерт.
-Бросить якорь!
Спустя всего нескольких секунд из люка трюма выскочил Швольг. В глазах боцмана быстро таяла сонность, он на ходу засвистел, сунув два пальца в рот. И тишину потряс чудовищный крик:
-Свистать всех наверх!
Я торопливо перебрался в каюту капитана. Из окна наблюдал, как на палубу высыпали моряки, заскрипели канаты, захлопали сворачиваемые паруса. Четверка матросов принялась крутить большой ворот в носовой части корабля – с намотанной толстой цепью, удерживающей якорь. Хорхес, нервничая, притащил моток веревки с узелками на равном друг от друга расстоянии и с небольшим ядром на конце. Принялся мерить глубину, потом махнул рукой четверке:
-Поднимайте якорь! Здесь глубина бог знает какая – не достанет…
Барк лег в дрейф. А вся команда выстроилась вдоль палубы, как на смотре. Капитан замер на юте, отпустив бесполезный пока штурвал. Рядом с ним переминался с ноги на ногу нервный Хорхес. А потом скрипнула дверь каюты и пред очи команды явился волшебник. Старик бережно нес небольшой бутыль с черной масляной жидкостью. На ходу выудил из кармана пипетку и начал вещать:
-Этот туман – полоса не для живых! Здесь заканчивается Старый мир, а по ту сторону начинается уже мир Новый, неизведанный людьми! Цель нашего плавания все ближе… Осталось только пройти через туман.
Моряки зароптали. Я видел через мутное стекло как посерели лица, как затряслись губы. Волшебнику хорошо, читалось на замученных лицах, – ему-то ничего не станется; а может вовсе упорхнет назад большой черной птицей… Кто-то выкрикнул, что пора поворачивать домой.
-Мы идем вперед! –неожиданно подал голос Эрган ван Губерт.- С нами великий волшебник – и нам нечего бояться!
-Это Смерть-капли, -подхватил старик.- Одна капля повергнет вас в подобие сна на три дня. И пока вы все будете …э… спать, я проведу корабль через туман!
Волшебник двинулся вдоль замерших моряков. Из пипетки он капал каждому по капле в рот, после чего отсылал в кубрик спать. Вскоре палуба опустела. Остался Седой Швольг, да спустились с юта ван Губерт и Хорхес. Немного подумав, вышел и я.
-Поставьте мне парус, -проговорил волшебник.- Со штурвалом я справлюсь, а вот паруса ставить… увы… не научился.
-А курс? –встревожено подал голос Хорхес.- Сумеете по компасу держать судно прямо?
-В этом тумане компас – не помощник! Времени мало, течение затягивает нас все дальше в Туман… Поторопитесь!

*

Первое, что я увидел открыв глаза – пустые гамаки. По телу гуляла слабость, я со стоном выбрался из подвесного тряпчаного ложа; пошатываясь побрел по узкому коридору к лестнице наверх.
Тумана не было. Радостно плескалось море, высоко в ярко-голубом небе застыло солнце. И… это было невероятно, но стало гораздо теплей! Будто подступающая зима не решилась перейти Туман и осталась там, в Старом мире…
Барк под полными парусами вспарывал волны и, казалось, готов был взлететь над ними. Я со стоном, на трясущихся от усталости ногах потопал на ют, где у штурвала стоял лично Эрган ван Губерт.
-Ну как, выспался? –белозубо улыбнулся капитан.
-Ага, только слабость такая теперь…
-У всех такое, -кивнул ван Губерт.- Ступай в камбуз, перекуси.
-Ага… Капитан, а долго еще плыть?
-Волшебник сказал – скоро.
Ближе к вечеру капитан раздал всем по полной кружке вина. В знак скорой победы. В кают-компании стоял шум и хохот, довольные моряки поздравлял друг друга с приближающимся богатством. Хорхес с блестящими глазами принялся рассказывать, как построит за свою долю харчевню. А Седой Швольг обронил, что с его трусостью будет не легко разнимать пьяных постояльцев. Началась перепалка, которую ван Губерт сразу оборвал…
Я же с самого начала забился в угол, где не спеша потягивал вино и вертел в руках колечко.
Чужие земли меня не сильно заботили, только результат плавания, а именно – богатство. Деньги, на которые я сумел бы купить дом неподалеку от Лелии… Уже представлялось, как буду вечерами сидеть у окна, высматривая ее силуэт, плывущий за шторой; как буду подкарауливать, когда ее муж уйдет, чтобы поспешить к ней и…
И горько было осознавать, что самое прекрасное, что есть у меня в жизни, отдаляется все дальше и дальше…
Я вертел в руках колечко…


3
(Глава написана немного сбивчиво, обрывками, почерк корявый – писавший явно торопился записать все, не растеряв подробности. Скорее всего, эта глава писалась уже без судового журнала, исключительно по памяти)

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет:—Повезло.
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой,—
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

Эрган ван Губерт долго не отнимал подзорной трубы от глаза. Швольг командовал спуском шлюпки, покрикивая для порядка. Сбоку от меня Хорхес чересчур напористо водил точильным камнем по абордажной сабле. А на корабле стоял гул множества голосов – и было отчего!
Земля!
Наконец-то море уперлось в сушу! Волнам, конечно, такое не понравилось – и они с разгону налетали на прибрежные камни, разбиваясь на тысячи брызг; с упорством, не ведающим границ, заливали тонкую песчаную полоску пляжа… А дальше замер сосновый бор.
К удивлению многих – в том числе и волшебника, птицы, кружившиеся вокруг мачт, оказались самыми обычными чайками. Как и наловленная для ухи рыба была неотличима от той, что ловилась у родных берегов.
-Высадимся небольшой группой, -вслух размышлял ван Губерт.- Я, Швольг и Редьярд… Хорхес, остаешься на корабле за старшего!
-Есть, капитан! -Трусливый штурман с облегчением отложил точильный камень.- Какие будут еще распоряжения?
-Будьте готовы к отплытию…
Уже когда мы спускались в шлюпку, следом полез и волшебник. Старик тяжело пыхтел, но протянутую капитаном руку проигнорировал. Молча сев позади гребцов, он не отрывал глаз от берега. А мне посчастливилось сидеть с ним плечом к плечу! И понятное дело, что я с застыл истуканом, стараясь не задеть худое тело в обносках…
Берег надвигался долго и не спеша. Лодку раскачивало. Потом моряки, орудовавшие веслами, подловили накатывающую волну и ловко направили шлюпку между камнями. Она пронеслась опасно близко от блестящего на солнце каменного клыка – и заскребла днищем по песку.
-Приехали, -буркнул Седой Швольг.
Лесной воздух распирал грудь. Я первым делом с радостью шлепнулся на горячий песок и растянулся во весь рост, раскинув руки в стороны. Мы в море пробыли без малого два месяца! За это время я так привык к качке, что уже позабыл, как хорошо без нее! И, казалось, теперь долго буду ходить раскоряченной походкой старого моряка…
-Отлеживаться дома будешь, -бросил Эрган. Он сверлил взглядом бор, будто ожидая, что прямо сейчас на нас выскочат… Чудовища? Дикари?- Пройдемся немного вглубь леса…
Под ногами пружинил ковер из опавших иголок и перегнивших веток.. Мы не торопясь и не таясь шагали мимо колючих веток. Никто не спешил при каждом шорохе хвататься за эфес или взводить курок пистоля. А волшебник раздувал ноздри, будто вынюхивал магию, как пес – дичь.
Где-то через час впереди показался просвет. Может конец бора, а может широкая просека. Наша компания ускорила шаг. А потом мы замерли, не зная что и думать.
-Что это?..
Это и вправду оказалась просека – широкая, длинная. Она тянулась по прямой, и ни начала, ни конца рассмотреть не удалось. Посередине просеки – такой же бесконечный холм, вышиной по грудь, а на холме… Тускло блестели железные прутья толщиной в руку!
Швольг первым вскарабкался на холм, решительно потянул из ножен абордажную саблю. Мы затаив дыхание наблюдали как боцман аккуратно тянется кончиком сабли к одному из прутьев. По лбу Седого Швольга катились крупные капли пота. Он даже зажмурился, когда острие клинка коснулось цели.
Ничего не произошло.
Волшебник проскрипел:
-Магии здесь нечего бояться – я не чую ни единого ее источника!
Мы двинулись вдоль холма. Не прошли и двухсот шагов, как затрещали кусты и из леса появился раскрасневшийся мужик, тащивший через плечо большую охапку сухих веток.
Мужик был самым обычным. Завидя нас он застыл.
-Вы – мирные? –спросил, явно готовый улепетывать прочь.
С удивлением я отметил, что речь его была хоть и незнакомой, но полностью мне понятной! Волшебник позже объяснил, что выпив Смерть-капли мы как бы умерли, а проснувшись – как бы родились заново, уже со знанием нового языка. Причем он признался, что это не из-за его волшебных капель, а скорее из-за Тумана…
-Мирные, -кивнул Швольг.- Где мы?
-Возле Железнодорожной Станции, -ничуть не удивился вопросу мужик. Будто каждый день из леса являлись незнакомцы с глупыми вопросами! Указал вдоль холма с прутьями.- Идите вдоль рельс, там увидите и найдете людей, встречающих таких, как вы… А, чуть не забыл предупредить! Если увидите поезд – несущийся по рельсам такой большой длинный аппарат – не бойтесь! Это почти тоже самое, что и корабль, только он по суше ездит.
Косясь на мужика, мы прошли мимо него и двинулись дальше. Я заметил краем глаза, как капитан и боцман не отнимали рук от рукоятей клинков.
Вскоре лес отступил уступая клочок своих территорий поселку. Самому обычному, на два десятка хат, поселку. Только у холма с рельсами примостился высокий помост – не для казней, как сразу определил волшебник, а для посадки пассажиров на неведомые поезда. Та самая загадочная Железнодорожная Станция.
Первый попавшийся горожанин ткнул пальцем в двухэтажный дом неподалеку от помоста:
-Вам туда, в резиденцию Встречающих.

Хозяин дома внушал уважение с первого взгляда. Широкополая шляпа с пышным пером, длинный черный плащ, а из-под плаща торчал кончик шпаги – оружия благородного… по крайней мере в Старом мире. Он носил аккуратные усики и был очень молод, в самом расцветет сил.
Мы застали его на пороге. По-видимому, Встречающий куда-то собирался. Но, завидя нас, сразу открыл дверь нараспашку:
-Прошу.
Проследовав за ними в шикарный кабинет со множеством кресел и столом у окна, мы мирно расселись перед столом, как ученики в классе.
-Значит, новенькие. –Встречающий ловко бросил шляпу на вешалку неподалеку. С интересом принялся рассматривать нас.- Еще не в курсе …э… еще незнакомы с нашим… э… миром?
Говоривший отнюдь не сбивался, опасаясь нас или еще чего-нибудь. Он просто не мог объяснить нам нечто для него самого понятное как дважды два.
Капитан с Седым Швольгом повернулись к волшебнику. Но тот стоял как будто не слышал вопроса и в разговор явно лезть не собирался. Эрган кивнул:
-Незнакомы.
-Ну тогда я вкратце расскажу… Заверяю, вы будете очень удивленны!
…Терра Инкогнито, как оказалось, не принадлежала нашему миру. Она была миром между мирами. А туманов на ней всегда было великое множество. Причем, везде – на морях и на лугах; в лесах и внутри пещер; на вершинах скал и просто посреди городов. Из туманов часто появлялись люди – выходили, выскакивали на лошадях, приплывали на лодках, кораблях и даже на плотах… Некоторые из них попадали в Терру Инкогнито случайно. Некоторые исследовали неизвестные зоны. Многие признавались, что от любопытства сунули нос в места, именуемые не иначе, как ведьмиными горами, колдуньими пещерами, проклятыми местами…
Мир привык к таким гостям. Мир приспособился. И – зажил куда лучше, чем прежде. Местные сшибали втридорога с любого «чужого». А у кого из чужих денег не было – тот просто оставался работать в поле или по хозяйству, или подмастерьем, зарабатывая на жизнь.
Многие из пришлых не выдержав уходили прочь. Назад в свои миры, или же в другие – благо, туман служил своеобразными дверьми между мирами для любого, кроме местных…
Хорошо устраивались только те чужаки, которые были мудрыми мастерами и изобретателями, и приносили в Терру Инкогнито новые учения, двигали прогресс… Так появились в этом мире поезда, воздушные шары, огнестрельное оружие. Некогда бедный мир стал бешеными скачками развиваться. И понял, как легок и прост этот путь – хватать уже готовое, идти вперед, толкаемым чужими мастерами, пришлыми умами…
Старик-волшебник, выслушав все это, вдруг отозвался:
-А как у вас с магией? Я не чую ее вокруг…
-Магией? –искренне удивился Встречающий.- У нас не верят в эту чушь…
Старик хитро сощурился:
-А все же? А вдруг я сумею доказать вашим владыкам, что кое-что умею… Что они смогут мне предложить?
-Я не знаю. Но если… нет, это же чушь!... Хотя – канцелярские крысы уже и так зажрались, пусть вместо наращивания сала проверят и этот случай… Короче, если вы и вправду можете чем-то удивить… э… Как вы сказали – наши власти?… Вам нужно добраться до ближайшего города. Здесь недалеко, по морю полдня пути… Там найдете вокзал, сядете на поезд… Билеты берите до города Лагена – это центр наших земель, где обитает высокое начальство… А в городе найдете ратушу – там вами займутся…
Он замолчал, а потом добавил:
-И деньги… Без денег вы у нас не попутешествуете…
Эрган встал, поклонился Встречающим. Потом встретился взглядом с волшебником, и после заминки повернулся к нам:
-Возвращаемся на корабль. И берем курс на город.

Слова «там вами займутся» мне пришлись очень не по душе.

*

В порту было не то чтобы тесно, но количество судов впечатляло. Как и их разнообразие. Вся команда высыпала на палубу, разглядывая причудливые изгибы бортов, странные формы парусов и непривычно высокие кормы. Швольг не уставал присвистывать, глядя на едва ползущее мимо больших кораблей утлое суденышко, чей борт возвышался над водой всего на локоть – и не больше! – зато в длину перещеголявшее наш барк!
Пустых причалов было вдоволь, но капитан дал приказ бросить якорь на рейде. Этот мир не внушал у него доверия.
-Со мной идут Швольг и Редьярд, -сообщил ван Губерт. Повернулся к старику:- Вы с нами?
-Конечно.
-Тогда нам ждать нечего… Шлюпку на воду!
Я отправился за Эрганом в каюту, долго переминался с ноги на ногу. Даже шпагу отцепил и положил на свой стол. Ван Губерт закончил пересчитывать монеты, сгреб их в кошель. Повернувшись, наткнулся на меня взглядом.
-Ну что, готов к путешествию по Терре Инкогнито?
-Капитан… меня ждет сеньора Лелия…
Эрган вмиг посуровел.
-Тебя ждет твоя трусость, а не дамская юбка! Думаешь, у одного тебя есть любовь в Старом мире?! У Швольга, вон, семеро детей! А у Хорхеса мать больная!
Повесив голову, я схватил пояс со шпагой и двинулся за капитаном на палубу.
Боцман уже ждал в шлюпке; что-то втолковывал угрюмым морякам на веслах. Сзади него черными стволами уставилась в небо охапка мушкетов. Их нам предстояло продать в ближайшей оружейной лавке.

*

Город был самым обычным. Единственное отличие от тех, в которых мне довелось бывать раньше – по нему иногда носилось эхо паровозного гудка.
Капитан нанял дилижанс, и молчаливый извозчик погнал пегую клячу по улицам. Первым делом заглянули к оружейнику, где Эрган не торгуясь продал ружья. Пропахший порохом и окалиной продавец божился, что сделку провел честно. Судя по торопливости – руки он на нас нагрел прилично. Но выбора не было, другая лавка находилась, если верить нашему извозчику, за несколько кварталов отсюда и в стороне от нашего пути. А деньги были нужны, так как цены в Новом мире оказались еще те! И запаса капитана просто не хватило бы!
Редкие гудки становились все ближе. Наконец дома расступились, открывая взгляду широкую площадь, забитую повозками, каретами, двуколками и разваливающимися прямо на ходу телегами. На противоположном конце площади блестело застекленными окнами высокое здание из красного кирпича. Я насчитал семь этажей! Над широким крыльцом большими красными буквами гордо: «Вокзал».
Вокзал!
-Зайдете в двери, -на ходу объяснил извозчик.- Там увидите окошко с надписью «Касса»… там продаются билеты…
За указанной дверью обнаружился огромный зал. У одной стены тянулись лавочки с дожидающимися своего поезда пассажирами. А напротив торчала будка с надписью «Касса». Очередь была приличной. Капитан отослал Швольга, а мы двинулись в другой конец зала, где скрипела петлями еще одна дверь – на перрон.
Здесь железнодорожных путей было больше. Целых пять! По самым дальних рельсах как раз трогался состав. Черный паровоз надсадно пыхтел, выбрасывая вверх толстый рукав дыма; за ним послушно катились синие вагоны; радостно перестукивались колеса и блестели на солнце шпалы…
Даже не верилось, что скоро и я проедусь на таком же железном чудовище!
-Разве не чудо? –разлепил губы капитан.- Мир без магии, а такое сотворили!
-Не этот мир сему творец, -разомкнул губы старик. И я вздрогнул. От тихого голоса волшебника меня будто пробрало холодным ветром.- Здесь бы поосторожней быть… Во всех мирах есть воры, силой или хитростью забирающие у других нажитое добро… А здесь целый мир – грабитель!
Ван Губерт вмиг посуровел. Согласно кивнул и зашагал к одной из свободных лавок на перроне.
Через час к нам присоединился Швольг с бумажными прямоугольниками билетов.

Сначала прилетел гудок. Протяжный, могучий. Просека с рельсами недалеко от Станции делала поворот и приближающийся поезд видно не было. Зато прекрасно было видно черную тучу, стелящуюся над верхушками деревьев.
Потом из-за деревьев показалась кабина. Она быстро приближалась, а я вдруг понял что ноги сильно трясутся. Настолько сильно, что взять себя в руки не было сил. Сбоку дрожал Швольг. Эрган ван Губерт, как и подобает капитану, стоял как статуя – его никаким поездом не проймешь! А наш последний спутник, старик-волшебник, даже не глянул в сторону железного рельсового зверя.
Жутко скрипя, поезд сбавил скорость. К помосту он уже подполз не быстрее черепахи. В последний раз дернулся – и замер.
Изнутри открылась дверь. Дородная тетка ловко спустилась по нескольким металлическим ступенькам. Требовательно протянула руку:
-Билеты!
Капитан молча протянул бумажки. Та пристально прочитала и с довольным кивком вернула.
-Проходите. Места указаны на дверях.
Я с замершим сердцем поднялся за Швольгом по ступенькам.
Вдоль одной из стен вагона тянулся коридор. С другого боку были комнатки, а может каюты, в билете значилось просто – места. В каждой комнатке по четыре кровати, две – снизу, две – сверху. Идущий впереди Швольг всматривался в пометки на дверях, наконец замер у одной из них.
-Наша каюта!
Капитан с волшебником, естественно, заняли нижние койки, а мне с боцманом достались верхние.
Сначала мы всей компанией уселись на нижние койки и пялились в окно, с трепетом ожидая… Потом вагон дернулся и перрон за окном поплыл прочь. За помостом потянулись дома, унылые, мрачные, какие-то хозяйственные пристройки и склады.
Город закончился неожиданно быстро. Дальше потянулись поля, разделенные редкими посадками. За полями начался густой лес.
В сгущающихся сумерках переплетенные ветви и мрачные стволы казались особенно зловещими. Все не покидала мысль, что для разбойников ничего не стоит повалить на дороге поезда пару толстых стволов, а потом… Тетка, проверявшая до этого билеты, объяснила, что опасаться нечего, что поезд защищен очень и очень хорошо.
Уже по темноте я взобрался на верхнюю койку. Скатав плащ, положил его под голову. Но сон не шел и я долго пялился в окно, перебирая в уме встречи с Лелией.

*

За окном поезда проносились зеленые луга и желтые поля дозревающей пшеницы; проплывали маленькие городишки и поселки. Несколько раз поезд проносился над реками – мы всей компанией дружно замирали, дожидаясь, когда состав минует мост.
На редких остановках мы не покидали вагона – города Терры Инкогнито не отличались от наших и были скучны. Выходили только за едой и водой, которую продавали прямо на перронах ловкие бабки.
А на одной из остановок волшебник долго всматривался через окно на далекую одинокую гору. Щурился, хотя день стоял пасмурный и накрапывал мелкий дождь.
-Я вас покину на время, -неожиданно сообщил старик.- Уж очень интересная гора… Найду уже в этом… как его?... в Лагене.
Капитан молча полез в кошель за монетами, волшебник с благодарным кивком принял.
-Когда вернемся в Старый мир, я расплачусь сполна – со всей командой!
Дальше мы продолжили путь втроем.

*

Меня разбудила тишина. Непривычно это в поезде – когда тихо и спокойно. Гуляли по вагону приглушенные разговоры, хрустел яблоком Швольг. Я с интересом выглянул в окно, и замер без движений.
Мир тонул в тумане.
Еще можно было различить выложенный камнем перрон и несколько фонарных столбов, а дальше все растворялось, терялось. С горем пополам я различил очертание домов в несколько этажей.
-Из-за тумана время стоянки продлевается на неопределенное время, -не прекращая смачно жевать, сообщил боцман.
-Не наш город?
-Наш, -равнодушно обронил Швольг.
Я мигом подскочил.
-Так чего мы ждем?
-Пока туман рассеется. Спи, я разбужу!
Даже с обычными туманами в этом мире было не все в порядке – пришлым на улицу ни ногой! Иначе они рисковали исчезнуть, «провалиться» в любой другой мир…
Боцман растолкал меня, когда за окном уже горел закат.

Поезд почергыкал дальше. А мы остались на перроне. Капитан с кислой миной пересчитал оставшиеся деньги, вздохнул и сообщил, что денег на дилижанс нет. Искать ратушу предстояло самим.
-Но этим займемся завтра! А сейчас нужно найти харчевню или постоялый двор какой…
Боцман тут же словил за локоть шагавшего мимо толстого мужика.
-Где в городе можно переночевать?
Тот смерил нашу компашку ленивым взглядом. Сквозь равнодушие проступили искры любопытства. Но ничего не спросив, он указал на проулок.
-Вот сюдой выйдете минут через двадцать. Там увидите!
Проулок оказался тесным и убогим. Бедные домишки в два-три этажа, явно рассчитанные на много семей. В окнах вместо стекол – бычьи пузыри. Чумазые детишки, играющие просто посреди улицы, а люди – с запавшими глазами, в лохмотьях, многие босые… Рабочие, причем рабочие самого низшего класса. Возможно – те самые «чужие», такие же пришлые, как мы…
А потом дорогу преградило пятеро дылд. В руках каждый сжимал по длинному клинку и по пистолю. Причем последние делались явно дома, кое-как… интересно, они хоть пробовали с них стрелять?
Сзади из ближайшего дома выбралось еще трое разбойников. Щербатые улыбки, но в глазах не только блеск наживи! В глазах еще и страх, неуверенность. Чужаков в этом мире опасаются…
Одна дылда угрожающе повела пистолем:
-Деньги и все ценности – на бочку!
-Какую бочку? –осведомился капитан. Он был – само спокойствие.
-Умный, да? Деньгу гони! И поживее!
Эрган отвязал от пояса кошель и швырнул под ноги разбойникам. Следом звякнули монеты из моих карманов. Швольг заявил, что у него ничего нет, в результате чего был сбит с ног, лишился своей сабли, пистоля и горсти монет из-за пазухи.
-Чего стоим? Оружие тоже сюда давайте!
Я покорно отцепил шпагу, следом бросил пистоль. А ван Губерт неожиданно замер и с каменным лицом заявил, что свое оружие не запятнает таким позором. Грабители пошушукались – и не стали трогать упрямого! Отобрать, конечно, у гордого чужака его клинок и пистоль труда не составило бы… но для этого кому-то пришлось бы шагнуть первому и получить пулю… А подобной смелостью дылды не обладали.
-Приятного вечера, господа, -заржал один из них.- Чтоб не вздумали следить!
Едва они скрылись в подворотне, я где стоял – там и сел в пыль. Трясущимися руками достал колечко на веревке. Не обыскали! Не забрали!
И долго гладил надпись и шептал:
-Я вернусь, Лелия… Вернусь!.. Ты только жди…
-Чего расселся? –прогарчал ван Губерт.- Или спать здесь собираешься?
Швольг подал руку, шепнув на ухо:
-А представь, если бы и Хорхес был бы с нами! Бедолага-штурман скинул бы и трусы… Хо-хо, точно скинул бы!
Проулок тянулся и тянулся. Уже по темноте мы выбрались на широкую улицу. Горели редкие масляные фонари, из ближайшего окна нас обдало запахами кухни, Швольг громко сглотнул слюну. Мимо процокал конный патрульный, неодобрительно косясь на нас.
Капитан вдруг махнул ему рукой:
-Солдат, не жалеешь купить пистоль? Хороший, надежный!
Тот натянул вожжи. Подумав, направил коня к нам.
-Хороший, говоришь?
Ван Губерт не без сожаления протянул свой пистоль. Патрульный покрутил в руках и взвел курок. Прицелился на фонарь… и довольный вернул спусковой механизм на место.
-Беру! Двадцать пять золотых и ни серебряником больше!
-Идет, -вздохнул капитан.
Деньги были не ахти – по здешним меркам. Только на пару дней и хватит…
На соседней улице примостилась харчевня. Широкий двор, трехэтажное здание из камня, хохот из зала на первом этаже и дежурная улыбка хозяина двора. Эрган пересилив себя взялся торговаться насчет комнаты и оплаты. Не перестающий улыбаться хозяин неожиданно легко уступил.
Шустрый мальчишка, гордо державший в руке масляную лампу, провел нас на верхний этаж и протянул ключ от нашей комнатки.
-Располагайтесь, господа, -пробурчал положенную фразу мальчуган.- Свечка выдается одна на две ночи, если желаете купить еще – обращайтесь к хозяину. Я скоро принесу ужин…

*

Проснулся я ночью от стука в дверь. В потемках было видно, как капитан тянется к огниву и свечке на столе. Силуэт Швольга приподнялся на локте, боцман спросил:
-Кто там?
-Откройте, господа, -прошептал в ответ мужской голос.- Дело вашей безопасности и ваших жизней!
Швольг в один миг оказался на ногах. Раздался вздох – это боцман глянул на шпагу капитана у стула с одежкой. Ван Губерт бросил огниво и схватился за клинок. В скудном лунном свете я видел как он тихо потянул шпагу из ножен.
Капитан на носочках двинулся к двери, щелкнул ключом – но не открывая, а загоняя запор дальше в косяк. Тихо спросил:
-Что за опасность?
-Некогда, время на исходе, -торопливо зашептали из-за двери.- Если хотите жить, вам нужно убираться отсюда!
Мое сердце заколотилось о ребра. Я беспомощно глядел на капитана, по-детски веря, что он, всезнающий и не раз выходящий сухим из воды, защитит и оградит от опасности и на этот раз – как отец детей…
Капитан отступил вбок и два раза провернул ключ.
В следующий миг дверь распахнулась от могучего пинка. Пользуясь темнотой в комнатушку ворвались быстрые силуэты. Я еще успел заметить, как две тени сцепились с Эрганом, как тяжело осел на пол Швольг…
И один из ворвавшихся в следующий момент дотянулся до меня. Мой кулак наугад вспорол воздух… Конечно я промазал… Цепкая пятерня тут же перехватила бьющую руку, меня резко кидануло лицом в пол.
Следом последовал удар по затылку.
И освобождено сознание бабочкой выпорхнуло прочь, спеша навстречу ярким звездам из глаз.

*

Осознал я себя сидящим на полу, привалившимся спиной к холодной стене, и с завязанными за спиной руками. На голове болтался мешок, отрезая окружающий мир. Голова страшно болела, на затылке пульсировала шишка, наверняка огромная! Совсем рядом кто-то сопел и ерзал. Я набрался смелости и произнес вполголоса:
-Капитан? Швольг?
-Ага, -прилетел голос ван Губерта. Я облегченно вздохнул.
-Ага, -вторил Эргану боцман. И я вздохнул еще легче. Все живы! Не убили, не рассовали по разным камерам… Хотя, -оборвал я сам себя,- с чего это я взял, что мы в камере?
Я попробовал пошевелить уже затекшими руками. Понял, что вязали умелые люди, и так просто не вырваться. Поерзал, пытаясь удобней сесть. Рядом пыхтел боцман.
Потом мы просто сидели, чувствуя, как тишина заполняет комнату. Тишина и страх. Всегда страшнее, когда не знаешь чего ждать.
-Где мы? –нарушил молчание Швольг.- Как для постоялого двора, слишком тихо…
-Я сознания не терял, -обронил Эрган.- Жаль, мешки накинули сразу… Нас вынесли, наверно, через черный ход… Это хозяин – собака! – подстроил все… Недаром он так легко скинул цену на ночлег… Потом долго ехали в телеге… Потом несли по ступенькам – только не вверх, а вниз.
-Значит, сейчас мы под землей?- раздался голос Седого Швольга.
-Выходит, что да.
Я разлепил пересохшие губы:
-Но зачем?! Зачем мы вообще понадобились…
-Скоро узнаем, -тяжело вздохнул капитан.
Дверь осторожно скрипнула петлями и по комнате не торопясь прошагал человек. Скрипнул стул или кресло. Я застыл без движений, рядом капитан и Швольг так же затаили дыхание.
Долго ничего не происходило. Наверное пришедший нас разглядывал. По крайней мере, движений больше не было. И поэтому, когда он вдруг заговорил, я вздрогнул как от удара.
-Сними с них мешки.
В комнате раздались еще одни шаги, на этот раз торопливые, явно принадлежащие слуге. Чьи-то руки грубо сорвали с меня мешковину. Я заморгал от света, хотя свеча была одна; разглядел мужика, как раз снимавшего мешок с боцмана; с трепетом глянул на сидящую в углу фигуру – в длинной черной рясе и с капюшоном на глазах. Фигура задумчиво крутила свечной огарок на столе. Если не считать людей и стола, больше в комнате ничего не было.
И, что тоже бросилось в глаза, не было ни одного окна, а стены были сплошь из камня.
Эрган ван Губерт, едва его глаза наткнулись на фигуру, сразу заговорил:
-Уважаемый…э… господин…
-Зовите меня Янтовидом, -перебил тот, оставляя свечу в покое и поворачиваясь к нам.
-Уважаемый Янтовид… Я вынужден заверить, что это какая-то ошибка!
Уважаемый покачал головой:
-Это вряд ли. Вы ведь пришли к нам из тумана? Встречающий, направивший вас сюда, давно сообщил о вашем появлении, о том, что проинструктировал вашу компанию и нам осталось только ждать… Для разбирательств.
-Разбираться лучше в кабаке, а не в казематах, -обронил угрюмо Швольг.- Почеловечнее оно так…
Янтовид хмыкнул:
-Это уже мне решать, как лучше… Да и – здесь вы посговорчивее будете. Патриотизм меньше тревожить вашу совесть будет. Или я не прав?
Я непроизвольно кивнул. Спохватившись, вздрогнул и опустил глаза в пол.
-Вот и хорошо. –Янтовид резко встал, махнул слуге:- Помоги им встать! А вы чтобы не вздумали что-нибудь выкинуть! У нас с этим быстро…
Мы выстроились гуськом и послушно двинулись за фигурой в рясе, а слуга шагал последним. В руке он, дабы пресечь на корню все попытки к бунту, сжимал странной формы револьвер.
И нужно сказать, помогало!
За дверью обнаружился коридорчик с тремя дверьми в конце. За одной из них – винтовая лестница вниз. Потом снова коридорчик – снова дверь – снова лестница, штопором уводящая вглубь земли. И так все ниже и ниже. Много-много раз.
Я сбился со счета на десятой.
Потом нам снова надели мешки. И мы продолжили путь часто спотыкаясь. Только теперь по коридорам, а ступеньки попадались под ноги очень редко, да и не винтовые уже.

Нас пропустила очередная дверь. Долго щелкали замки за нашими спинами. Чересчур долго. За столькими запорами не хранят тайны даже сверх осторожные хозяева. А если и хранят – то это уже не просто тайна, а вселенская…
-Сними с них мешки.
В глаза ударил свет. Ровный, чистый – не от ожидаемой масляной лампы, а будто от солнечных лучей. Но солнцу взяться в сыром коридоре – глубоко под землей! – было неоткуда.
И тогда я увидел!
Солнце висело прямо надо мной! Маленькое, ручное. Приглядевшись, я различил стеклянную колбу из которой шел столь яркий свет. А еще – черный шнурок, на котором стеклянное солнце висело.
Рядом щурились от света Эрган и Седой Швольг. Впереди снисходительно улыбался Янтовид. Сзади скручивал снятые с нас мешки молчаливый сопровождающий.
-Удивленны? –заговорил Янтовид.- Это лампочка. Как вы догадались – изобретение из другого мира.
-Чудо, -прошептал Швольг.- Паровозы, лампочки… Ваш мир тянет в себя все, до чего может дотянуться!
-Увы нам, -улыбнулся Янтовид.- Но мы уже давно к такому привыкли. И отвыкать не собираемся… Вы еще не знаете об электричестве!... Хватит болтовни! За мной!
Мы двинулись по каменной кишке с рядом стеклянных солнц на потолке. В конце тоннеля нас ждала массивная железная дверь. Встречающий достал с кармана связку ключей, отпер ее.
И пришло время удивляться снова.
Здесь, черт знает насколько под землей, были проложены еще одни рельсы! Сразу за дверью примостилась небольшая площадка, напоминающая перрон. Несколько скамеек, лампочки на потолке, и скучающий в будке дед. Слово «Касса» конечно отсутствовало.
-Вызывай! –приказал Янтовид. Дед поспешно кивнул и что-то проговорил в черную трубку, торчавшую перед ним на столе. Встречающий повернулся к нам:- Это телефон, очень, очень удобная штука! Я могу сидя дома говорить с другом в соседнем городе! Или вовсе на другом конце суши – куда только дотянули провода связи! А вы говорите – воры… Мы пользуемся благами, но ведь не отбираем их у изобретателей…
Говорил он чуть ли не ласково. Добрый такой дядька, приведший троицу подопытных кроликов в подземелье и собирающийся делать с ними невесть что.
Ждали долго. Янтовид сразу указал на лавочки. Сам сел неподалеку, а зоркий слуга не сводил с нас глаз и не отрывал руки от своего странного пистоля. Приближающийся поезд дал о себе знать протяжным гудком, выскочил из черного зева тоннеля, как зверь из засады.
-Это метро, господа, -подал голос Янтовид.- Движется не на углях, как поезд, а на электричестве. Очень быстрый и удобный транспорт.
Вагон был один. Из окон лился яркий свет стеклянных солнц. И внутри не было ни одного человека, кроме капитана, или кто там им управляет, в небольшой кабинке…
Двери разъехались сами, будто по волшебству.
-Прошу, -сказал Янтовид.

*

Метро сбавило скорость. За окном показалась платформа со стеклянными солнцами под потолком. Как две капли похожая на предыдущую, будто мы катались по кругу. Но здесь торчало трое в черных рясах…
-На выход, господа, -бросил Янтовид.- И советую начинать вспоминать про свой мир как можно больше. Это весьма поможет вам!
Двери разошлись в стороны. Снова сами, повинуясь таинственному электричеству. Правда, это меня в тот момент совсем не заботило…
Янтовид указал троице на нас.
-Этих запереть по камерам. Нет, постойте – одного сразу веди в пыточную, любого.
При этих словах от сердца отхлынула разом вся кровь. В пыточную! На ослабевших ногах я рванул назад в вагон. Меня сразу догнали, схватили под локоть… я зашипел от сильного удара в бок.
-О, вот и желающий нашелся! –довольно промурлыкал на ухо мягкий, как у женщины, голос. Хотя рука, клешней вцепившаяся в меня, давила так, что кость грозила вот-вот треснуть.
Меня потянули по узкому коридору. Я лихорадочно соображал, что же делать, что предпринять. Встретившись глазами с обладателем женского голоса, понял, что я обречен. Из тусклых глаз на меня смотрела медленная и очень мучительная смерть. И когда оказалось, что пытать меня будет именно он, я совсем не удивился. Наверняка в детстве все друзья насмехались с пацана, пищащего подобно девке, а пацан вырос и вынес все обиды, и стал катом… Так часто бывает. Мразь вырастает, мразь занимает нишку в жизни, из которой можно высоко задрать подбородок и считать себя сильным и всемогущим.
В Старом мире такие мрази носили и носят плащи городских полицаев.

Меня растянули на столе. Кто-то предложил сначала раздеть, а уж потом приковывать цепями, но заплечных дел мастер пропищал, что это лишнее. «Так веселее, когда сквозь одежку жгу» – сказал кат, а я от этих слов потерял дар речи. Все происходящее вокруг все больше казалось нереальным, далеким.
Казалось – вот сейчас я должен проснуться в качающемся гамаке в таком родном, пропахшем потом и табаком кубрике.
Горькое понимание, что такого чуда не случиться, лишало последних сил. Я плавал на грани сознания, готовый вот-вот рухнуть в уютное забытие…
…Кажется, я действительно потерял сознание. Я долго лежал, бездумно глядя в лампу под потолком, а потом вдруг обнаружил, что в пыточной мы с катом остались вдвоем.
-Готов, красавчик?
-Не надо, -отчаянно залепетало все мое ество.- Пожалуйста! За что!
-За красивые глаза.
Негромко звякали инструменты, заплечных дел мастер мурлыкал что-то себе под нос. Голову мне не привязали, но сил поднять ее и глянуть, что готовит для меня изувер, не было…
-Значит так, -заговорил кат.- Слушок прилетел, будто вы утверждаете, что в вашем мире есть магия. Было такое?
-Бы… было…
Улыбающаяся харя зависла надо мной:
-Доказать сможешь?
Не помню точно, что я нес. С ходу я выпалил, что волшебник – не я. Потом перешел к угрозам, заверяя о скором приходе мне на помощь сильнейшего мага в мире. Осененный, скороговоркой, давясь слюнями от страха, сообщил, что волшебник – мой родной брат, и если он узнает… если с моей головы хоть волос упадет… Угрозы сменились мольбами пощадить… Мольбы захлебнулись в крике. Правда, меня даже не начали пытать. Хозяин пыточной камеры просто стоял и слушал.
Я выдохся и безвольной куклой замер. На виске бешено пульсировала жилка, мешая думать, сбивая мысли. Почему-то казалось, что именно эти ускользающие мысли помогут мне избежать пытки.
Как сквозь вату раздался голос ката:
-И где искать вашего волшебника?
-Не… не знаю…

Комната внезапно вздрогнула. Из щелей в двери повалил густой дым. В утробе подземных ходов что-то громкой затрещало, будто рвалась рубаха великана. С ужасом я понял, что пол проседает. А на затылке стали дыбом волосы – когда прямо передо мной кусок стены лопнул, превращаясь в густое облако пыли.
В образовавшемся проеме стоял старик в обносках. Наш волшебник!
Кат побелел. Он в два прыжка оказался у двери, пинком чуть не сшиб ее с петель – топота в воцарившемся аду я не расслышал.
-Еле успел! -сквозь шум крови в висках различил я. Волшебник даже не глянул в сторону удравшего палача.- Не бойся, писарь. Теперь все будет хорошо.
Он щелкнул пальцами, и цепи, удерживающие мои руки и ноги, звякнули о пол. Еще не веря в спасение, я слез с пыточного стола. Принялся растирать затекшие ноги, но старик поманил пальцем и я послушно заковылял к нему. Волшебник, напряженный, с ввалившимися от усталости глазами, махнул куда-то за свою спину:
-Беги не останавливаясь! Там капитан и боцман! Ждите меня у подземного поезда!

*

Все последующие события смешались в сплошной ад. Падали потолочные балки, за встречающимися на моем пути дверьми плясал огонь и орали люди. Часто попадались бегущие мимо фигуры в темных рясах, но на меня внимания они не обращали, заботясь о своих жизнях.
Капитана и боцмана я догнал у перрона метро. Вокруг лежало много трупов в рясах. Эрган и Швольг стояли уставшие, едва сжимая окровавленные клинки.
Потом по одной из стен побежали трещины. Сначала осыпалась штукатурка, а следом грудой камней рухнула и сама стена. Мы втроем попятились прочь, опасаясь обвала потолка.
Груда камней зашевелилась, отчего у меня на загривке стали дыбом волосы. В один миг камни размером с телегу отлетели на рельсы, смяв вагон метро. За исчезнувшей грудой оказался низкий тоннель.
В нем стоял старик в обносках.
-За мной!

*

Я выскочил в проем как раз в тот момент, когда потолок тоннеля начал проседать. А вернее – падать. В спину толкнула упругая волна – воздух, щедро сдобренный пылью! Но в тот же миг я позабыл о той мелочи, что задержись я на секунду, и меня расплющило бы как муху под мухобойкой! Потому что вокруг города не было. Был густой лес. Была поляна, посреди которой как раз проваливался под землю небольшое поселение, сплошь из двухэтажных каменных домов. И было небо, затянутое чернющими тучами! Тучи висели очень низко, буквально в нескольких метрах над верхушками деревьев! Глухо ворчали и плевались молниями.
По мановению старческой руки из темных недр вырвался целый жгут молний, принялись хлестать по исчезающему поселку. Я видел, как от прикосновения этого жгута камень загорался словно бумажные!

В последний раз громыхнуло. Прямо на глазах тучи принялись рассеиваться, как дым на ветру.
Волшебник вытер пот со лба, внюхался в гарь. И довольно кивнув, повернулся к нам.
-Все, больше гоняться не будут. Не кому…
Капитан тяжело дыша смотрел на нас. Мы, мрачнее тающих туч, смотрели на него. Наконец-то Эрган ван Губерт разомкнул запекшиеся губы:
-Нужно выбираться из этого проклятого мира!
-Только где взять денег на поезд? –обронил боцман.
Мы переглянулись…

*

Как мы добыли деньги – это отдельная история. Но в ней много крови, чужой, не нашей. Много ожидания в темноте переулков – как до этого дожидались нас дылды-разбойники…
Эту часть истории я рассказывать не хочу. Достаточно сказать, что в ту единственную ночь, когда мы добывали деньги, я не просто наблюдал за товарищами, я стоял рядом – с дубиной в руках… И попавшийся упорный горожанин, простой мужик, клявшийся, что у него дома больная жена и двое голодных детей, упал с разбитой головой именно от моего удара…
И не зачем винить меня! За морем, по ту сторону Тумана меня ждала самая прекрасная девушка мира! Я был готов любой ценой попасть к ней. И всякий решивший стать на пути – был врагом…

*

Карета гремела колесами по булыжной мостовой. За окном вовсю лупил по лужам проливной дождь. Капли с радостью барабанили по стеклу, размывая плывущий за окном город.
Я уже привычно старался на задеть худое плечо волшебника и не отрывался от мутного стекла. Думать ни о чем не хотелось. Но как назло в голову лезли картины прошлой ночи. Приглушенные крики и стоны, и звон монет, и серьезное лицо волшебника, не принявшего участия в побоище, но наблюдавшего за ним, спокойно сидя под забором.
Эрган ван Губерт дремал. Рядом с ним Швольг то и дело почесывал повязку на руке, на повязке темнели засохшие пятна крови. Боцман встретился со мной взглядом, невесело улыбнулся.
-Скоро домой, -одними губами произнес Седой Швольг. Он неожиданно подался вперед. Я качнулся навстречу, ухом к бороде боцмана. И он прошептал:- Знаешь, мне и деньги не нужны, что волшебник обещал… Лишь бы поскорее в родной мир!
Я был полностью с ним согласен. Откинувшись на мягкую спинку, я нащупал через рубаху колечко на веревке. Сжал с такой силой, будто на шее у меня болталось самое главное сокровище в жизни и в мире вообще.

Потом понеслись дни, когда довольно гудел паровоз, под полом стучала частая дробь железных колес о шпалы, а за мутным стеклом проносился страшный и не любящий «чужаков» мир. Мы возвращались в порт, где нас дожидался корабль.
Старик без конца чертил пальцем в воздухе невидимые узоры. Капитан объяснил, что волшебник задумал по возвращении в Старый мир – навсегда развеять Туман, приведший нас сюда. Порвать пуповину, соединившую наш мир с этим миром-вором.

*

Родной барк все так же покачивался на рейде. Страшная новость о городке в лесу, провалившемся под землю, сюда уже дошла, но что и кто тому причина – никто, конечно, догадаться не мог.
Хорхес, завидя лодку с нами, заулыбался во весь рот. Моряки громко приветствовали капитана. И нас с ним заодно. Со всех сторон сыпались вопросы, но Эрган оборвал гул:
-Все беседы потом! Поднять паруса!
Уже стоя на палубе, я смотрел не на исчезающую за кормой Терру Инкогнито, а вперед. Там, по ту сторону тысяч миль воды и волн, меня ждала Лелия.
Ждала, как никто другой, – ведь я обещал вернуться!
И пусть нам не дано было женится и жить под одной крышей; пусть у нас и впредь были и будут только короткие тайные встречи… Всё пусть! Ведь только нам с ней решать, как выглядит наше счастье!

ЯКОРЬ БРОШЕН, ПАРУСА СОБРАНЫ. Я РАССКАЗАЛ ВАМ ВСЕ, О ЧЕМ ХОТЕЛ.

(На последней странице внизу что-то написано. Очень расплывчато и тускло. Наверное – дата. Разобрать ее нет возможности. Да она и не важна, эта дата.)

Автор: дг сер

#2 OFFLINE   Преподобный

Преподобный

    Спец

  • Путники
  • PipPipPipPipPip
  • 560 сообщений
5

Отправлено 09:49:39 - 06.03.2010

Слабый рассказ: нет интриги, слабо прописан мир-вор. И не совсем понятны некоторые действия героев и их врагов: зачем герои, толком ничего не выяснив, поперлись через пол-мира черт знает куда? И почему, если правителям мира так интересна был магия, они не захватили судно и не отрезали героям путь к отступлению?

#3 OFFLINE   Флора

Флора

    Вторая натура

  • Путники
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 698 сообщений
  • Награды

         
75

Отправлено 13:07:01 - 06.03.2010

Довольно интересный рассказ. Начало скучновато немного. Думаю если дополнить подробностями, какими-то интересными поворотами сюжета выйдет хорошая повесть.
В теме поставлю оценку средне.

#4 OFFLINE   zirius

zirius
274

Отправлено 13:20:33 - 06.03.2010

Хм... Оч хор. Достойно печати. Из минусов: кое-где перебор восклицательных знаков, провозглашенная идея рассказа не очень вяжется с фэнтазийным сюжетом, фокусы волшебника не очень к месту, слишком прямолинейны и неоригинальны. Автор хорош в описании движения души, а магия отвлекает, мешает.


#5 OFFLINE   voyager

voyager

    old grumbler

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 3 071 сообщений
  • Награды

               
2 059

Отправлено 14:27:18 - 07.03.2010

Повествование показалось несколько растянутым. Логика многих поступков героев не понятна. Сама тема стремления к любимой показалась не проработанной. Если поработать над недочетами, вполне может получиться хороший приключенческий рассказ ИМХО. Сейчас тянет на среднюю оценку.

#6 ONLINE   srvr4vr

srvr4vr

    Кот Шрёдингера

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 9 676 сообщений
  • Награды

         
2 152

Отправлено 20:19:36 - 07.03.2010

Уууу нафлудил то. Куча нестыковок, ну не могли герои так запросто употреблять слова типа рельсовый паровоз и прочие слова. Тот же револьвер в их мире еще не изобрели. Сбивает несколько с толку. Много лишних сцен, вот к чему сцена с ограблением? В общем графоманством попахивает, господин хороший. Опять же никогда не импонировал такой подход к повествованию. Лучше бы идея остановилась на морской романтике, без всяких миров-грабителей и прочей фигни.

#7 OFFLINE   -=kite=-

-=kite=-

    Свободный Ветер

  • Путники
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 908 сообщений
  • Награды

            
26

Отправлено 20:20:20 - 07.03.2010

Ох и длинный же эпос....
Я так понял основная идея проста: "не влезай, - убьет!"
Имхо все очень и очень затянуто. Много лишних подробностей. Какая разница сколько они там коридоров прошли? десять? двадцать?
Очень слабая линия любви. Я все ждал что это кольцо сыграет ключевую роль в рассказе. Ан нет. Еще одно повешенное в начале, но так и не выстрелившее ружье.
Лишние герои. Будь их трое - писарь (расказчик), капитан (кто же судно поведет) и волшебник (великодушный спаситель) - ничего бы не изменилось. Зачем еще нужны двое?
Абсолютно не логичное поведение "врагов". Что мешало им еще в первом городе повязать их и бросить в камеру пыток? Тогда бы и волшебник ни куда не делся по пути.
По самому тексту есть огрехи (не верные окончания слов) и несостыковки.
Откуда писарь знает слово "штукатурка"?
Как можно сесть позади гребцов (котрые сами сидят спиной к направлению движения лодки) и при этом смотерть вперед? У него голова на 180 градусов повернулась? И еще несколько подобных проколов.
В общем, начало не смотря на затянутость, еще как-то удерживает внимание, но начиная со сцены высадки на Терра Инкогнито и визита к Встречающему, приходит понимание, что больше ничего и не произойдет. И к сожалению так оно и есть.
В даном рассказе как раз обратная беда - когда есть живой придуманый мир, есть проработка тематики морских путешествий, но слабый сюжет и бедная, плавающая на самой поверхности, идея.
За рассказ поставил хорошо, но вообще средне.

#8 OFFLINE   dashasvet

dashasvet

    Иной

  • Путники
  • PipPipPip
  • 268 сообщений
15

Отправлено 22:13:47 - 07.03.2010

Название рассказа, как я понимаю, настраивало на развитие любовной линии, которого так и не произошло. Долгая непонятная история так ни чем и не закончившаяся (да простит меня автор). В лучшем случае оценка средненько

#9 OFFLINE   zirius

zirius
274

Отправлено 06:23:59 - 08.03.2010

Неужели никому, кроме меня, не понравилось? Единственный по настоящему серьезный рассказ на конкурсе, автор умен и человечен, когда не увлекается ненужными красотами сюжета. И не хочется ничего анализировать, остается в селезенке смутное неоформившееся понимание, стоящее дороже техники исполнения и внешнего глянца. Впрочем, не исключено, что я все это себе выдумал. Даже если и так, автору огромный респект за щекотание лично моих внутренностей.

#10 OFFLINE   Любава

Любава
3

Отправлено 07:43:58 - 08.03.2010

А мне рассказ понравился, несмотря на затянутость. Мне кажется его можно было разбить на два рассказа, про любовь и про другой мир, интереснее бы получилось

#11 OFFLINE   pas

pas

    Дежурный стрелочник

  • Путники
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 3 711 сообщений
  • Награды

                  
577

Отправлено 10:46:40 - 08.03.2010

Никакой рассказ ни о чем.
Оценка - никак!

#12 OFFLINE   rainchild

rainchild

    miste

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 576 сообщений
  • Награды

            
206

Отправлено 19:56:53 - 08.03.2010

Я тоже не понял о чём рассказ и для чего?Что автор хотел сказать?Очень затянутая и неинтересная история,путешествие в котором ничего не происходит по большому счёту,сплавали-вернулись.Из плюсов,автор умеет описывать и порой всё очень образно,ко всему этому добавить идею,прикольный сюжет  и было бы здорово.А так оценка будет средней.

#13 OFFLINE   Забава

Забава

    Повелительница сновидений

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 4 274 сообщений
  • Награды

                  
1 511

Отправлено 19:04:42 - 16.03.2010

Это не рассказ, а некая зарисовка, шаблон или канва для написания повести. Теперь в эту канву надо вплести хороший, продуманный сюжет и получится повесть. А пока никакого особого сюжета нет. Очень много вопросов без ответов. Так зачем все-таки волшебник этот поперся к этой неизвестной земле? Любовная линия как-то по боку прошла, а название и вставки из стихотворения настраивают на то, что это должна быть основа сюжета! Сама идея мира-вора интересная, но она не является главной в рассказе. А бесцельные скитания героев не понятны. Надеюсь, что автор адекватно воспримет критику и попробует переписать рассказ так, чтобы мы все прочитали и дружно потребовали продолжения smile.gif

#14 OFFLINE   Tobias

Tobias

    Sandman

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPip
  • 307 сообщений
89

Отправлено 20:09:10 - 16.03.2010

Мне он показался самым длинным рассказом.  rolleyes.gif
Все так мееедлено, повествовааательно... скучновато..
Нет интриги, много ошибок, нелогичность. Задумка конечно интересная, но реализация подкачала.
Конец очень банальный, хотелось ну хоть бы что нибудь неординарное увидеть, но нет.. разочаровался

6 из 10 спасибо автору за сей труд  smile.gif

#15 OFFLINE   zirius

zirius
274

Отправлено 03:22:35 - 17.03.2010

Перечитал еще раз, с грустью понял, что ошибся - надо переставить рассказ на первое место. Автор, не слушай никого - дар писателя несомненен. Из раннего?

#16 OFFLINE   Лана СтиКинг

Лана СтиКинг

    Оркнейская Лань

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPip
  • 324 сообщений
28

Отправлено 22:29:20 - 18.03.2010

Могу сказать автору, что ентот текст кака последняя. Почему? Ща объясню.
Во первых длинный! Я на него два дня убила(потому как не зацепляет), во вторых, где счастливый хэппи энд с любимой? Там выше за это уже высказались. Опять же таки - ошибки по тексту, очень тяжело читать. Автор - Вы перечитывали текст после написания?! Или поставив последнюю точку отправили?
Дальше, не понятна нить сюжета, Несколько ляпов по тексту(то он сразу узнал что этоо револьвер, то через некоторое время это уже странный пистоль, Как волшебник использовал магию, если в начале сказано что ее тут не чуеться!!!) Ну и еще тележку могу придумать разных претензий.
Работать над текстом, работать.
Ну и пряник на последок: язык повествования, описания и некоторые моменты понравились. В опросе-хорошо. В зачетку: 7


Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых пользователей