2012 © Клуб поклонников творчества Сергея Лукьяненко

Перейти к содержимому



Конкурс №11, 6-е место


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 70

Опрос: Личное восприятие (15 пользователей проголосовало)

Личное восприятие

  1. Отлично (7 голосов [46.67%])

    Процент голосов: 46.67%

  2. Хорошо (5 голосов [33.33%])

    Процент голосов: 33.33%

  3. Нормально (0 голосов [0.00%])

    Процент голосов: 0.00%

  4. Средне (2 голосов [13.33%])

    Процент голосов: 13.33%

  5. Не очень (1 голосов [6.67%])

    Процент голосов: 6.67%

Голосовать Гости не могут голосовать

#1 OFFLINE   Автор №3

Автор №3

    Иной

  • Конкурсанты
  • PipPipPip
  • 263 сообщений

Отправлено 13:33:44 - 22.10.2009

Египтянин


Сведения, использованные в рассказе.

Ба – понятие, близкое по значению к «Душе». Один из пяти элементов, составляющих человеческое существо. Ба присутствует при взвешивание души человека на суде Осириса. Изображается в виде птицы с человеческой головой, летающей между мирами живых и мертвых.
Ка – жизненная сила, дух человека, который продолжает жить внутри гробницы. Один из пяти элементов, составляющих человеческую сущность.
Богоподобный – фараоны считались воплощением Бога Осириса.
Дом Вечности, Жилище Вечности, Вечное Жилище – усыпальница.
Скарабей – почитавшийся в качестве символа бога Солнца навозный жук.
Урей – носимая только членами царского дома на лбу золотая змея, символ, отгоняющий зло.
Ширдану – личная охрана царя, подразделение, сформированное из чужеземцев-наемников.



Пролог

Солнце застыло прямо над макушкой.
Я сидел на вершине пирамиды. А далеко внизу, над барханами, висела колышущаяся завеса прогретого воздуха. И цепочка каравана, уходящая в мир песков, как будто плыла.
Очень долго я глазел на уменьшающихся верблюдов. На тюки, облепившие их спины и горбы. На довольных погонщиков.
Вставать не хотелось. Вообще не хотелось шевелиться. Из-за чудовищной слабости тело казалось чужим, и хоть устроился я на удобном камне, а руками уперся в колени – все равно было паскудно. Странное слово из далекой северной страны подходило, как родное.
Пересилив себя, встал. С тоской окинул предстоящий спуск по прогретым блокам. Ну почему отправляющиеся к Богам фараоны не строят удобных лестниц!
Медленно и неуверенно я начал спускаться. И слишком поздно понял, что это уже не слабость, а новый приступ Затмения…

Первое, что увидел открыв глаза, – черное глубокое небо, засеянное звездами. Не сразу понял, что лежу на мягком. Непослушными руками провел по ложу. Холодный песок.
Скосился на бок – и наткнулся на подножие пирамиды в шаге от меня.
Вот так спустился!
Встать удалось не сразу. Еще дольше я учился стоять не шатаясь. А когда это наконец-то удалось, на подгибающихся ногах приблизился к усыпальнице и благоговейно дотронулся до камня.
-Фараон, царь мой, -прошептал одними губами.- Почему ты меня покинул? Почему не забрал с собой к Анубису? Или специально оставил, чтобы я отомстил?
Ответом, конечно, была тишина. Тот, кто ушел в царство мертвых, никогда не отвечал оставшимся здесь. Пусть даже он был Самим, а спрашивающий – его вечным соратником.
Бессильно опустившись на песок, я даже не заметил, когда накатила новая волна Затмения и сознание снова рухнуло во тьму.


1 Пирамида

Читать иероглифы – удел жрецов, мудрецов и знати. Я не был ни одним из них, но читать умел. И водя в беспроглядной тьме рукой по стене, разбирал:
«Уйдя из Та Кемет, фараон будет следить за страной из загробного царства. Здесь осталось Ка, отдыхающее и набирающееся сил. Проклятье на головы тех, кто посмеет нарушить покой фараона».
Рука одернулась от шершавого камня, как от змеи. Проклятие, наложенное жрецом и правильным обрядом – штука надежная. Оно настигнет любого, кто осмелится нарушить предупреждение.
Только я не воровать пришел, в отличие от тех, которые ушли отсюда с тяжело гружеными верблюдами. Я сам стану их проклятием! И клянусь Птахом, каждый из них понесет наказание!
Углубляться в пирамиду на ощупь – самоубийство. Даже приговоренный к смерти не рискнет на это безумие. Только я, мой фараон, не боялся смерти. Я был верен тебе, как прежде. Я – твой слуга. А значит веровал, что пройду и голыми руками дотронусь до твоего саркофага, беря проклятие на себя. Чтобы потом заразить им воров.
Шаг за шагом я уходил во тьму.
Руки расставил пошире, чтобы кончиками пальцев щупать стены и оттискивать пустоты коридоров.
Я верил, что смогу…
Наверное, меня вел сам дух Фараона. Иначе как объяснить, мои внезапные порывы поворачивать на одних перекрестках, а другие миновать или вовсе перепрыгивать? А может хранила данная клятва?
Как бы там ни было, но вскоре моя нога попала на ступеньку, ведущую вниз. По стенам вновь поползли вытесанные в камне иероглифы.
«Здесь заканчивается мир живых. Начинается царство Осириса, бога мертвых. Проклятье на головы тех, кто посмеет нарушить покой его».
Ну вот, еще одно проклятие, в которое мне довелось влезть. Второе! Как не побоялись соваться сюда воры? Ведь шли с факелами, с мудрецом…
Я углублялся в корни пирамиды.
Здесь руки впервые наткнулись на стоячие глиняные саркофаги с мумиями-охранцами. Моментально прошиб холодный пот, я даже замер. Но мумии остались безучастны. Во тьме было слышно только мое сиплое дыхание и шорох моих босых ног.
Очень долго не решался тронуться с места. Простоял все это время не шевелясь, сам похожий на мумию.
А едва сделал шаг, нога снова попала на ступеньку вниз.
-Я иду, мой фараон, -прошептал я во тьму, и голос дрогнул – таким громким показался шепот.- Иду.
Ступеньки все тянулись и тянулись, по спирали уводя вниз. В груди тревожно заныло, когда подумал, что мир живых остался далеко позади, а спускаюсь в царство Осириса. Но ватные ноги продолжали шагать – привычка не отступать от цели, даже глядя в глаза смерти.
Затмение накатило внезапно. Единственное, что я успел, это сесть и облокотиться о стену…

Темно. Тихо.
Глаза можно было не открывать – разницы никакой. И шевелиться не хотелось – потому, что шорох одежды казался неимоверно громким.
Страшно.
Был на ступеньках, а вместо них подо мной гладкий камень. Пошарив руками вокруг, я не обнаружил ни одной ступеньки. Поборов слабость, встал и, ощупав коридор вокруг, двинулся в первом попавшемся направлении.
Двадцать шагов. Под ногами ровные плиты.
Развернувшись, сорок шагов в другую сторону. Результат тот же. Нет лестницы, будто растворилась.
Ну не мог же я скатиться и залететь так далеко! Тем более, что сидел – инерции никакой. Съехал бы на пару ступенек и застыл, раскорячившись, как мертвец.
-Фараон, защити, -взмолился я.
Тихо.
Глубоко вдохнув тяжелый густой воздух пирамиды, я зашагал дальше. Интуиция вела, как на поводке.
А через несколько минут застыл. Не увидел – почувствовал, что коридор кончился и впереди большая зала. В абсолютном мраке я чувствовал свою цель. Большой золотой саркофаг.
Мигом упав на колени, пробормотал:
-Здравствуй, царь. Богоподобный. Мой повелитель.
Тишина.
Содрогаясь от собственной смелости, я встал и маленькими шажками двинулся вперед. Протянул дрожащую руку во тьму… и она уперлась в холодное золото!
Пальцы онемели сразу. От них по всей руке потянулась мерзкая волна, добралась до шеи. Я не шевелился, вбирая все, как мочалка из дикой травы.
Только когда наваждение схлынуло – я убрал руку. И уголки пересохших губ поползли вверх. Уже не шепотом, во весь голос, я торжественно заявил:
-Я сам теперь проклятие, мой Бог!


2 Песок

Стоило взобраться на очередной бархан, как взгляду открылась жуткая картина. Человек двадцать лежали без движений. Крови на песке не осталось, но на шеях алели глубокие рваные борозды.
И что заметил привычный к таким картинам глаз – ни одна муха, ни одно животное не посмело даже приблизиться к убитым. Смрад проклятия отгонял любое зверье.
Не меняя темпа, я спустился с гребня и долго разглядывал застывшие в небо глаза. Вместо зрачков там клубилась тьма.
Худые тела, жалкие тряпки вместо одежки, покорность судьбе на лицах – этого достаточно, чтобы понять, кем были мертвецы при жизни. Рабами. Их, скорее всего, и заставили вытаскивать из пирамиды сокровища и грузить на верблюдов. Первую волну проклятия эти бедолаги взяли на себя.
Что ж, они могли отказаться и быть убитыми на месте. Но они испугались хозяев, а не своего фараона! И значит, проклятие заслужено!
Прежде, чем двигаться дальше, я обошел всех их. И к каждому прикоснулся рукой, до сих пор зудящей от мерзости. А когда взобрался на верхушку следующего бархана, обернулся – и вздрогнул.
Тела медленно погружались в песок. Как будто под ними вдруг разверзлось болото.
И не знаю, показалось мне или вправду донесся из-под ног приглушенный довольный смех. Анубис ждал рядом с фараоном и был рад первым жертвам проклятия.
Пробормотав хвалу шакальеголовому, я двинулся дальше.
Из-за песочных гор тянулась отчетливо видимая полоска дыма. Эту нежданную помощь я заметил, едва выйдя на рассвете из пирамиды. Проклятие оставляло нестирающийся след, который я видел и еще лучше чуял обострившемся нюхом.
И ловя ветер с той стороны, ноздри жадно раздувались. Я как пес ловил все запахи. Вонючие шкуры верблюдов, пот, кислый запах метала, выделанная кожа бурдюков и совсем редко, когда кто-то из людей пил – живая влага. Восемь верблюдов, семнадцать человек.
Идти так быстро, как они, я не мог. Но зато моих сил хватало идти без сна и отдыха. Пусть шаталось вялое тело, пусть ноги часто спотыкались и загребая песок несли вбок, пусть перед глазами плавали темные круги. Таким я вышел из Вечного Жилища, усыпальницы, и отмахал не одну милю. И знал, что смогу так же одолеть хоть всю пустыню!
Шел не я. В моем облике шагало проклятие.
Но даже оно не смогло помочь, когда ноги подкосило Затмение. Я рухнул лицом в горячий песок и покатился вниз…

Сначала было тепло. Немного погодя – жарко. С трудом открыв веки, тут же захлопнул обратно – свирепый Ра бил в глаза.
Пока бессильно лежал и жмурился, стало горячо. Дыхание начало запирать в груди, сделалось трудно дышать. И я зашлепал губами, как выброшенная на берег рыба.
Неверными движениями расстегнул тряпки, в которые превратилась моя одежда, и стянул с себя все. Включая набедренную повязку. Сразу полегчало. А Бог-солнце, будто приняв жертву, перестал выжигать дыры в худом теле.
-Спасибо, Ра, -скорее просипел, чем прошептал я.
Извиваясь змеей, перевернулся на живот и кое-как поднялся. Порыв ветра укутал сухим горячим воздухом, но на это я внимания почти не обратил.
Бархана сбоку не было. Он был подо мной… словно я в беспамятстве забрался по нему вверх! А на горизонте угадывалась зелень оазиса! И черная нить тянулась от моей груди именно туда.
-Иду, -только и сказал я.


3 Мечты и реальность

Караван двинулся дальше, когда до оазиса оставалась сотня шагов. Сквозь листья я успел увидеть зад последнего верблюда и шагавшего рядом воина с копьем в руке.
А нос уловил запах уже трех десятков людей!
Не то попутчики, не то помощники…
Потом по лицу ударила ветка, я не уклоняясь и не пригибаясь вошел в островок жизни. На колодец под одним из деревьев взглянул, но сворачивать не стал. Жажда во мне была только одна – догнать.
И тут…
-Ты кто? –раздалось сбоку.
Замерев, я повернулся. Среди широколистных кустов сидел мужчина. В самом расцвете сил, крепкий, сухожилий – настоящий воин. В руках он держал лук и стрела смотрела мне прямо в лицо.
А от ладоней тянулась тонкая дымная линия.
-Ты кто? –повторил воин.
-А ты как думаешь? –ответил я не двигаясь с места.
Несколько долгих мгновений сидящий рассматривал мое голое тело. На опасного лиходея я никак не тянул, оружия прятать было негде, и он опустил лук.
-Пустынник, -уверено сказал воин.- Беглый раб, живущий здесь и питающийся ящерицами.
-А теперь я скажу, кто ты, -прошипел я.- Глупец, посмевший обворовать святое место.
Он встретился со мной взглядом и грустно улыбнулся.
-Угадал. Вот только тратить богатства мне не суждено. –Указал на правую ногу:- Подвернул. А Каилис сказал, что верблюдов свободных нет и разгружать ради меня никто не станет. В общем, если сумеешь, идешь с нами, а нет – выбирайся как хочешь.
-И на что ты надеешься? –поинтересовался я.
Моя жертва потянулась в кусты и достала мешок. Впрочем, одним глазом он наблюдал за мной, а на поясе висел клинок. Никаких шансов у меня не было.
-Здесь достаточно часто ходят караваны, -объяснил вор.- Мои товарищи оставили еды, при желании ее хватит на неделю.
Он смерил меня взглядом.
-А потом ты мне поможешь, верно? –Широкие губы растянулись в той улыбке, что всегда появляется на лицах ублюдков перед униженными.- С оазиса тебе дороги нет. Захочешь жить, натаскаешь мне ящериц да зажаришь на костре.
-А если нет?
Воин пожал плечами и демонстративно положил руки на лук:
-Тогда я съем тебя.
Что мне оставалось делать? Силой взять пышущего здоровьем мужчину, пусть даже с поврежденной ногой, мне было не под силу.
-Хорошо. –И не удержавшись, добавил:- А ночью будешь сторожить мой сон?
Улыбнулся в его сузившиеся глаза и, развернувшись, поковылял к колодцу. Раз уж идти дальше пока не суждено, -решил я,- так хоть напьюсь.
Колодец был старым. Доски, из которых были выложены стены, успели во многих местах прогнить и торчали черными струпьями. Далеко внизу темнела ровная, как зеркало, гладь воды. Очень далеко, метрах в десяти.
Веревка лежала рядом, втоптанная чьей-то ногой в песок, а вот ведро отсутствовало.
-Напился? –ехидно спросил за спиной вор.
Отвечать я не стал. Перевесившись через низкий бортик, вдохнул затхлую влагу и задержал дыхание. Выпустил. Снова вдохнул.
-Эй, пустынник! -позвал воин и вор. Рядом со мной что-то упало в песок.- Вот ведро.
А дождавшись, когда я завяжу на дужке веревку, сказал:
-Первому – мне.
Очень бережно я опустил деревянную посудину к воде, долго не мог зачерпнуть как следует. Стараясь не расхлюпать, поднял. Это удалось. А вот донести ее сидящему – нет. На полпути слабые ноги понесли в бок и, не удержав равновесия, я рухнул.
На миг в воздухе повис рой капель, я проводил взглядом, пока они шелестя не вошли в песок.
-Как ты еще жив? –покачал головой вор. С места он не сдвинулся.- И еще скажи мне такую вещь, пустынник. Если ты здесь живешь, то как доставал все это время воду?
-Не твое дело, -обронил я, вставая. Подхватил ведро и вернулся к колодцу. Но привязывать не стал, а просто швырнул вниз. Тихо хлюпнула вода.
-Ты мертвец! –тут же крикнул вор.
Я быстро, насколько смог, развернулся, успел заметить отпускаемую тетиву и мчащуюся стрелу. Дернулся вбок, заваливаясь. И уже упав, выставил вперед руки:
-Стой! Я объясню!
-Давай, -сквозь зубы велел вор.
-Это залог, что ночью ты меня не тронешь, -соврал я.- А утром я достану свое ведро и мы оба напьемся.
Очень долго он смотрел в мои глаза. Руки то и дело натягивали тетиву, потом нехотя отпускали. Наконец воин опустил лук:
-Ты очень умен, пустынник. Вставай.
Хмыкнуть мне помешала только слабость. Умен… Я водил в бой войска, когда ему не было десяти! Я побеждал хеттов и фракийцев, когда ему впервые дали подержать клинок! Я был свирепой волей фараона! Победоносным кулаком живого Бога!
И остался ним навсегда.

Весь день я просидел в тени пальм, чувствуя немилосердный бег времени. С каждым мгновением, с каждой секундой и минутой караван уходил все дальше. Я буквально слышал шаги проклятых, и как наяву видел длинную цепочку следов за ними. А через оазис плыла черная нить, указывая, куда нужно спешить.
Когда солнце опустилось к самой земле и последний его краешек медленно уплывал за бархан, вор приказал развести костер. Я молча это сделал.
-Теперь тащи сюда веревку, -властно сказал вор.- Свяжу тебя на ночь.
-Это лишнее, -не двинулся я с места.
-Не тебе решать, -враз изменившимся голосом, бросил воин.- Не заставляй меня брать лук – на этот раз я тебя убью!
Слабое тело слушалось нехотя. Вместо того, чтобы встать, я пополз на четвереньках. Долго возился с узлом, которым веревка цеплялась за специальный колышек. Этим временем вор поднялся. Скрипя зубами при каждом шаге, подошел и попытался пнуть меня ногой. Зашипел от боли. Вырвал у меня конец веревки:
-Ну-ка лежи тихо!
Ноги он связывать не стал, чего я всерьез опасался. Заломил руки за спину и безбожно стянул хитрым узлом. Не удовлетворившись этим, взял в петлю и шею – так, что вздумай я пошевелить руками, задушил бы сам себя.
-Ты хороший воин, -сказал я, когда он вернулся на место.- Почему пошел против бога и нарушил его покой?
Вор-воин достал мешок, с него лепешку и бурдюк. С наслаждением откусил и только потом ответил:
-Та, которую я полюбил еще в молодости, дочь богатея. Чтобы завоевать ее любовь, я должен иметь хоть что-то звенящее в кармане. Желательно – золото или драгоценности.
Он замолчал и уставился в огонь. Очнувшись, вкинул в рот остатки лепешки. Жевал, как мне показалось, не чувствуя вкуса. Наверняка вспоминал свою любовь.
-Она самая красивая девушка Египта, –вздохнув, сообщил воин.- И моя судьба.
-Пока ты не вторгся в пирамиду, она могла быть твоей судьбой, -сказал я.- Теперь твоя судьба – проклятие.
-Согласен, -кивнул несостоявшийся жених.- Только пару лет я еще потопчу эти пески. Найду Каилиса, выбью свою долю, займусь торговлей… Потом добьюсь ее руки, сыграю свадьбу…
Человек глуп в двух случаях. Когда обделили умом боги и когда он влюблен. Второй – намного страшнее. Потому, что влюбленный не способен оценивать свои силы, а планы строит вождям под стать. И ведь почти не сомневается, что так и будет!
-Во-первых, -произнес я вслух.- Своих подельщиков ты вряд ли найдешь. Разбегутся по всей Та Кемет и следы, будь уверен, заметут. А если и свезет найти этого Каилиса, так вместо драгоценностей смерть получишь. Золото, оно к предательству в первую очередь толкает.
Замолчав, я смотрел на молодого воина. Взбреди тому в голову угостить меня стрелой, никуда упасть я бы не смог.
-Продолжай, -тихо велел тот.
-Во-вторых, чтобы стать торговцем ум нужен. Ты можешь лучше всех махать мечом, орудовать копьем и стрелять из лука, но в торговле тебе это не поможет. Там голова нужна как у жреца. Поверь, знаю… И если свезет выбить свою долю, промотаешь да забудешь.
Костер потрескивал чуть в стороне, но как заиграли на его скулах желваки, видно было хорошо.
Воин приложился к бурдюку. Быстро заходил туда-сюда кадык. Он вытер широкой ладонью губы и аккуратно, старясь меньше двигать больную ногу, лег лицом ко мне.
-Хорошо говоришь, -только тут заговорил вор.- Убедительно. Вот только я все равно попробую. Что мне терять?
-Уже нечего, -согласился я.
-До утра досидишь так? –немного мягче спросил он.- А то может положить на бок?
-Не нужно.
И он закрыл глаза.
Долгое время я видел, что не спит. Прислушивается? Вспоминает о любимой? Может жалеет, что ввязался во все это, и думает, где бы сейчас был и что делал?
Потом грудь воина начала вздыматься и опадать медленнее. Он засопел, а рука сползла с рукояти клинка на песок.
-Вечных снов тебе, -прошептал я, вставая. Не рассчитал горе-вояка, что подобные мне могут подняться, даже будучи связанными смертным узлом.
Бесшумно – и куда только делась слабость? – двинулся к нему. Несколько драгоценных мгновений смотрел в расслабленное лицо. А потом резко опусти ногу на шею.
Громко хрустнуло. Тело под стопой дернулось и затихло.
Вот тебе и доля награбленного, -подумал я тогда.- Бери, это честно заслужено тобой. Но не стать тебе более ни торговцем, ни счастливым женихом. Ни на земле, ни в загробном мире. Потому как нету больше для тебя места нигде.
Развернувшись к нему спиной, я рухнул на задницу и принялся нащупывать клинок. Стараясь не затягивать на шее хомут, перерезал путы, стянул с себя куски веревки и, отбросив их, встал.
А когда у последнего дерева обернулся, в свете догорающего костра тело медленно погружалось в песок.


4. Жуткое чудо

После оазиса я как будто проснулся. Мир перестал бежать перед глазами размазанной серой полосой, перестало плавать на грани забытья сознание. Не накрывало больше ни одно Затмение.
Без отдыха и ночевок я шел через пустыню…
Солнце выжгло из тела последние капли жира. Высушило кожу так, что она плотно обтянула кости. И когда я дотопал к очередному оазису и заглянул в мутное озерцо, оттуда на меня смотрел жуткий незнакомец.
Спина ссутулилась, делая ниже на голову, некогда округлые от мышц плечи усохли, обвисли. Торс был худее и гаже, чем у калеки. А руки и ноги превратились в тоненькие прутики.
-Мой фараон, -не отрываясь от отображения, шептал я.- Проклятие вытягивает из меня жизнь, но оно же и хранит меня от смерти! Я дойду и не сгину до тех пор, пока последний из воров не уйдет в песок!
Стоило замолчать, как по оазису пробежал ветерок. Волнуя листья, он облетел его по кругу и, наконец, коснулся меня. Такого жгучего мороза я не испытывал никогда в жизни! На миг укутав меня в кокон холода, ветер скользнул к озеру, породил рябь и растаял без следа.
Я с трудом разлепил трясущиеся губы:
-Бывает же… Ра, храни от подобного!
И тогда на дне озерца зашевелился ил. Из него показалось две руки, которые можно было принять за человечьи, если бы не чудовищные когти вместо пальцев. Они принялись разгребать песок с грязью.
Спустя минуту из поднявшейся мути с трудом вылезла крокодилья голова на человеческой шее.
Себек! Тот, кто иногда любит помогать в трудных ситуациях! Очень редко и очень неохотно, но все же… Сам Себек!
Зубастая пасть разомкнулась, выпуская рой пузырьков, но что говорил Бог, я не слышал. Он раздраженно выкрикнул снова. Новый рой пузырьков всколыхнул поверхность, но ни одного звука не донеслось.
-Не пойму, -с дрожью пробормотал я, виновато пожимая плечами.- Ничего не слышно.
Крокодил-человек усердней заработал руками, вызволяя могучий торс. Кожа у него была крокодилья, темно-зеленая, с кучей хрящей-шипов. А вот пуп имелся человечий. Не из яйца рождалось это чудовище, а простой смертной женщиной.
Жутко стало, как представил, каково было матери – увидеть рожденное ею страшилище…
Наконец, он высвободил ноги и в два гребка оказался у берега, прямо у моих ног. Ярко-голубые человеческие глаза делали крокодилью морду еще зловещей.
-Чего стоишь? –прорычало чудовище. Голос был утробным, шипящим и рычащим. Чтобы разобрать слова, приходилось тщательно вслушиваться.- Ныряй быстрее!
-Зачем? –непроизвольно дернулся я.
-Проклятые были здесь очень давно! Сейчас как раз доходят до города… Настигнуть их в пустыне уже не успеешь.
Я не двинулся с места:
-И?
-Я помогу добраться до города, -зло прогорчал крокодил.- Давай быстрее, этот наглец Ра не жалует меня в мире живых и жжет мою шкуру!
И не дожидаясь он нырнул. Только немигающие глаза пристально следили за мной сквозь блестящую на солнце гладь.
-Хорошо, -зачем-то сказал я.
И шагнул в ужасно холодную воду.

Стоило зайти по пояс, как сильная рука схватила за торс. Дернула, мигом опуская под воду всего. Я почуял только сильное встречное течение, меня поволокло, залепляя илом глаза.
Хорошо, воздух задержать успел. И еще лучше, что он не заканчивался. Я чувствовал, что смогу продержаться так хоть целый день – нового глотка не понадобиться.
На бешеной скорости мы врезались в дно. Сильно ткнул в бок острый камень. И сразу обволокло жирным и скользким. Крокодил-человек потянул меня сквозь ил неведомо куда.

-Дальше сам.
Мы застыли в тонкой трубе колодца. Я стоял с трудом – на носках, подняв подбородок и стараясь не открывать рот, чтобы туда не хлынула вода. Вверху, метрах в пяти, темнело звездное небо. А на дне колодца, прямо напротив моего лица, горели желтым глаза чудовища.
Теперь они были крокодильи.
-Дальше сам, -как мог тихо, повторил он.- Я тебя подниму наверх и уйду.
-Хо…, -воды я все ж хлебнул. С трудом сдержался, чтобы не закашлять, но договорил:- Хорошо.
Себек поднырнуло под меня, рывком вырывая из воды. Я в один миг очутился на его шее, свесив ноги на грудь. Он как паук принялся карабкаться вверх.
Потом я дрожащими руками вцепился в бортик, перевалился и рухнул в пыль. Над каменой кладкой высунулась крокодилья морда, цепко оглядела пустой дворик и довольно кивнула.
-Прощай, рука Богоподобного. Может еще свидимся.
Превозмогая слабость я встал, вернул кивок:
-Спасибо.
-И это… одежку подыщи, -посоветовал нежданный помощник. И тут же рухнул обратно.
Я ожидал громкого плеска, даже капель над колодцем. Но было очень тихо. А когда подошел и заглянул вниз, меня встретило только далекое отображение звезд.


5 Проклятые

Одежду я добыл в том же дворе. Снял с веревки простенькие штаны, малость великоватые (выбирать было не из чего). За рубашку вообще молчу – висела, как на пугале.
-Точно на юродивого похож, -сделал я заключение, подпоясывая штаны веревкой.
Куда идти, мыслей не было. Ночью след смешивался с тьмой вокруг. И поэтому я остался во дворе. А едва начало светать, улыбка расплылась на все лицо – тонкая линия плыла от колодца к дверям небольшого дома.
-За тебя, фараон!
Стоило дотронутся к почерневшей от старости и дождей двери, как по ту сторону глухо стукнулся о пол выпавший запор. Скрипнули петли, дверь отворилась.
В тесной комнате спали на полу и трех кроватях десяток мужчин. Ладони каждого окутывал дымный поясок.
Воры!
Бесшумно, как смерть, зашел, притворил дверь.
Не знаю, что я собирался делать. Наверно, взять у одного из них клинок, да прирезать спящих. Но тут в голову ударила ярость, что так часто захлестывала в бою, и я бешено закричал:
-Подъем скоты!
Несколько вскочили сразу. Умело метнулись в стороны, застыв плечом к плечу с боевыми ножами. Потом увидели меня…
-Проклятые, -протолкнул сквозь схваченное судорогой горло я.- Этот рассвет последний в вашей никчемной жизни! Скоро слуги моего фараона приступят к вечной казни!
-Ты кто? –спросил здоровенный бугай на кровати. Он кряхтя встал, приблизился вплотную ко мне.- О какой смерти ты говоришь, если сам с этого момента труп?
И огромный кулак впечатался мне в живот.
Отлетев к стене, я услышал хруст позвоночника. Голова смачно хряснулась о камни…
И я провалился в Затмение.

Усталость. Уже подзабытая, ушедшая на второй план, она снова царствовала в теле. Превращая каждое движение в плавное, неспешное, как у медузы.
Только я шевелиться и не спешил.
Может решили, что умер? –мелькнула довольная мысль. После таких ударов редкий здоровяк выжил бы. Дождаться момента, встать, да выхватить у кого-нибудь нож…
Когда гул в ушах затих, я осознал тишину вокруг. И открыл глаза.
Стенка, о которую меня грохнул бугай, была далековато. Значит таскали, решая что со мной делать, -подумал я.- И бросив посреди комнаты, ушли.
Но тут взгляд наткнулся на дверь.
Она была закрыта изнутри, каменный запор послушно лежал в скобах.
Я глянул на окна – слишком узкие, чтобы пролез человек. Поискал другие двери, но вокруг стояли только глухие стены. Или я сам закрылся, или…
-Что или? –спросил себя, вставая.- Ловкачи уходя заперли мой труп? Зачем им это?
На ватных ногах дотащился к окну. Ожидал увидеть залитый солнцем двор, но день только входил в силу. Ра только выплывал на небо – едва заметный его краешек показался над далекими крышами.
Сколько же я провалялся без чувств?
Полчаса? Пару минут?
Приоткрылась дверь в доме напротив. Осторожно выглянул крепкий парень. Убедившись, что никого нету, бросил пару слов за спину и медленно вышел. В руках – небольшой щит и палка с устрашающим набалдашником из камня!
-Глянь за углом, -показался из дома упитанный коротышка.- Мало ли…
Еще в одном доме скрипнула дверь. Мне видно не было, но я услышал голос:
-Что оно было, сосед?
Толстяк развел руками:
-Кричали так, будто живьем раздирали на части. –Он покосился на мое окно и я поспешно отступил вбок.- Как будто оттуда кричали.
-Я вчера видел, как сюда припхалась толпа проходимцев. Сразу подумалось – душегубы, и предчувствие плохое было.
Совсем рядом с моим окном раздались шаги. Свет закрыла тень. Потом раздался голос парня с оружием:
-Никого, хозяин.
-Как никого? –хрюкнул тот.- Никто ж не выходил!
-То-то, -подхватил сосед.- Нужно бы воинов гукнуть.
Тень с окна убралась, шаги откочевали в сторону, и тут же – дернулась дверь.
-Закрыто, хозяин.
-Уйди оттуда, -взвизгнул толстяк.- И знаешь что, сбегай-ка к Атрошу, пусть пришлет парочку своих.
И шаги побежали прочь.
Я, ошарашенный услышанным о криках и о том, что никто не покидал дом, отошел к кроватям и присел на первую попавшуюся.
Что же это выходит? Пока я валялся в Затмении, весь десяток «тонул» в полу? Медленно и неотвратимо погружался сквозь камень, разрываясь от ужаса в десять глоток?
Я-то думал, только с мертвыми могут так…
Глаза сами мазнули по комнате. Не обнаружив ни одной черной нити в воздухе, уставились на крохотное окно, выходившее в другую, от двора, сторону.
Обычному человеку туда не просунуться. Голову впихнуть можно, а вот плечи застрянут даже у стройной девушки. Я потрогал собственные – не просто узкие, вровень с головой!
И решительно двинулся к свободе.
Единственное, чего боялся – что воины прибегут раньше, чем успею выпасть по ту сторону дома.
Я успел.

Город просыпался. Город занимался своими бесконечными делами, бурлил, как вода в котелке. Сновали погонщики с верблюдами. Несли корзины на тощих спинах рабы. Мелькали воины с копьями. Очень быстро улицы заполонил народ и я смешался с толпой.
Никому не видимый след вел меня к цели.
А за очередным поворотом взгляду открылась широкая полноводная река. У причалов высился лес мачт, было тесно от моряков и рабов.
Дым тянулся к небольшому кораблику. Там, подгоняемые плетью, худые рабы быстро грузили тюки и бочки. А группа мужчин бережно поднимала на борт мешки с верблюдов. Вот от них и тянулся поясок проклятия.
-Жертвы, -зло выплюнул я. Народ вокруг меня шарахнулся в стороны, опасливо косясь, как на юродивого. И я прошипел еще зловещей:
- Жертвы.
И не отводя взгляда от проклятых, двинулся по прямой к ним.
Насчитал шестнадцать! Те, кто присоединился в оазисе, тоже были причастны к осквернению пирамиды. Целый заговор против Бога!
К чему они стремились? Только ли набить карманы? Или не дать должной загробной жизни фараону тоже?
Народ растекался передо мной, как вода перед носом галеры. Только один посмел стать на дороге и с брезгливой гримасой рассматривать высохшее тело. Хватило просто встретиться с наглецом глазами, чтобы тот посерел и вмиг юркнул вбок, смешиваясь с толпой.
Конечно, меня заметили издалека. Мужики перестали тягать добычу и с угрюмыми лицами замерли возле верблюдов. Кто-то потянулся к клинку на поясе.
-Вашим подельщикам это не помогло, -заметил я, подойдя и став напротив, в двух шагах. Повисло тяжелое молчание.
И тогда я протянул вперед руку и сказал:
-Осирис ждет ваши Ба. Суд будет быстрым и справедливым, можете не сомневаться!
Они боялись. Они действительно боялись содеянного. Зазвенел выпавший клинок, почти одновременно они рухнули на колени.
Мудрость гласит – свершив преступление не надейся на пощаду, а жди справедливости.
-Я – справедливость, -объяснил я в серые лица. И не обращая внимания на собравшуюся толпу зевак, шагнул ближе.
Пятнадцать сумели безропотно выдержать прикосновение. Последний оттолкнул меня и рванул прочь – к воде. В два прыжка взлетел на борт корабля, спрыгнул по ту сторону в Нил.
Секундой позже прилетел душераздирающий крик.
Я заметил только, как умывающийся в это мгновение раб отдернул руки от воды, и они прямо на глазах покрывались волдырями ожогов.
-Никто не уйдет от проклятия, -сказал я оставшимся. Повернулся к толпе:- Эти люди посмели вторгнуться в пирамиду и украсть у фараона его вещи! Каждый, кто поможет им, тоже будет проклят!
И раздвинув толпу взглядом, пошел прочь.
Криков уходящих под землю людей я не услышал.
Позже мне рассказали, что они, поднявшись с колен, разбрелись кто куда не поднимая голов. А корабль, так и не вышедший в путь, к вечеру затонул. И людей, решивших поднять с него вещи, разорвали крокодилы.


6. Жрецы

Путь завершался.
Оставалось отыскать всего троих. Тех, кто организовал дерзкий поход через пустыню к усыпальнице фараона. Почему-то я был уверен, что упоминаемый воином-вором Каилис был одним из этой тройки. И наверняка – не мальчиком на побегушках.
Следуя подсказке, плывущей по кривым улицам, я вышел к шикарному храму. Две статуи с головами псов охраняли святилище Бога. Сколько раз я ходил мимо подобных стражей, но ни разу в жизни не чувствовал на себе их взгляд! Настороженный, тяжелый, он легко мог сломать тщедушное человеческое тельце.
Повинуясь чутью, я поклонился каменным гигантам. Осторожно показал ладони.
-Я пришел карать глупцов.
Еще мгновение взгляд давил на плечи – предупреждая, что будет, если я осмелюсь чего-нибудь выкинуть. А потом исчез.
-Спасибо, -на всякий случай сказал я.
По широким, нагретым на солнце ступеням поднялся к входу. Двери стояли открытыми, приглашая. За ними длинный коридор с факелами по стенам вывел в большую залу. И сразу же глаза наткнулись на мужчину с окутанными тьмой кистями. Длинное одеяние выдавало жреца, надменный властный взгляд – не бедное положение при дворе нынешнего фараона.
-Эй, чего нужно! –выкрикнул он, заметив меня.- Здесь не место таким, как ты!
Я замер в дверном проеме.
-Хочу спросить.
Жрец округлил глаза:
-Спрашивай.
-Человек глуп?
-Смотря какой, -подумав, ответил он.- Бывают и глупые, и умные, и такие, которым лень пользоваться умом.
-А жрецы –умные?
Жрец побагровел, но прогонять не спешил. Интерес, куда я клоню, заставлял сдерживаться и он ответил:
-Жрецы не могут быть глупы! Боги выбирают их себе в слуги!
-Тогда скажи, будет ли умный идти против богов?
-Против Богов никто не отважится пойти, -убежденно ответил жрец.- Самый никчемный раб и самый просвещенный мудрец, сильный, но недалекий разумом, воин и истоптавший сотню дорог дервиш – никто не в силах встать против Них!
-А считается ли вызовом Богу осквернение его могилы? Например, пирамиды?
Мужик дернулся. Как бы случайно оглядел залу – нет ли ушей. И быстрым шагом двинулся ко мне.
Схватил широкой ладонью за затылок и грубо придвинул мое ухо к своим устам.
-Ты что-то знаешь, раб?
-А что я должен знать?
Свободная рука мигом вцепилась в шею. Жрец немного сдавил, заставляя покраснеть лицо, и зло проговорил:
-Говори, паскуда! Умрешь быстро! А если нет – тебя принесут в жертву тупым каменным ножом. –Он встряхнул меня.- Говори!
-Что ты хочешь услышать?
-Откуда ты это знаешь? И кто еще знает?
-Все Боги это ведают. А я – кулак фараона! И пришел за тобой!
Жрец легко втянул меня в зал, отбросил к центру, где возвышалась статуя. Порыскал взглядом, чем бы меня прибить. Не найдя, просто двинулся с протянутыми руками.
-На что ты надеешься? –хмыкнул я.- Все Ба воров прошли суд Осириса и сейчас стоят перед Богоподобным. И поверь, им не сладко придется!
Тот молча наступал.
Я шагнул назад. Уперся спиной в холодный камень статуи. Подняв взгляд, встретился с собачьей мордой стража и быстро объяснил:
-Это правда, он обворовал ушедшего на покой фараона!
Статуя кивнула.
Статуя протянула руки к враз обмершему жрецу.
Статуя сжала кулаки.
Теплые соленые брызги разлетелись по всему залу. И кровавые ошметки в одеяниях жреца упали к моим ногам.

Дальше, вглубь храма. Куда вел след.
По длинным коридорам, по бесконечным лестницам, через залы с алтарями, мимо каменных стражей и живых жрецов. Залитый кровью, с крепко сжатыми кулаками – вперед.
Меня пропускали, не спрашивая – кто и зачем. Мне поспешно уступали дорогу, размазываясь по стенам, прячась за спинами друг у друга. Иногда меня старались не замечать – в основном одинокие старые жрецы, скучающие в пустынных залах. Они смотрели сквозь меня или принимались изучать пол под ногами.
В последнем зале я нашел свою цель.
Жрец стоял ко мне спиной. Толстый, с необъятной поясницей и пухленькими пальцами. Что-то вычитывал в иероглифах на стене.
-Проклятие да найдет! –громко сказал я. Дождался, пока он развернется.- Фараон прислал меня по тебя!
-Ты кто? –с вытянутой рожей спросил жрец.- Как сюда попал?
Говорил он осторожно, как испуганный вор, наткнувшийся на выходе из чужого дома на пса и пытающийся его задобрить. Загнанные глаза не отрывались от коридора за моей спиной – не спешат ли на помощь воины храма.
-Если хочешь денег или еды, я дам, -заискивающе говорил он.- Что тебе нужно?
-Ты.
Жрец вздрогнул. Толстые щеки при этом качнулись, как холодец.
-Я ведь не сделал тебе ничего плохого! Зачем я тебе?
-Затем, что я дотронулся этими руками к саркофагу в пирамиде.–Для острастки я выставил руки и сделал шаг вперед.- Теперь я заражу проклятием и тебя.
-Но за что? –хрюкнул толстяк.
Отвечать я не счел нужным. Осененный порывом, отступил назад в коридор. Прижал ладони по оба края проема.
Жрец стоял не двигаясь. Нет, он не верил, что я отступился. Так бывает с человеком, повисшим на одной руке в обрыве, и от страха уже не способным бороться за жизнь.
Единственное, на что хватило духу, он пробормотал:
-Это все Каилис… он подбил… Сказал, что фараон… что его Ка не сможет причинить…
Он лепетал еще что-то, когда храм вздрогнул. С потолка посыпались щебень и пыль. Заскрежетал камень.
Стены в зале двинулись навстречу друг другу.
Жрец побелел и метнулся к выходу. Но я не шевелился, закрывая тщедушной фигурой ход.
-Пусти, -жалобно пролепетал толстяк.- Я взял только пару золотых дебов… Я верну! Верну в десять раз больше… Только пусти…
Я замер, как статуя.
Конечно, снести меня массой ничего не стоило. Но жрец не осмелился.


7. Боги и смертные

Неведомый по имени Каилис оставался последним из проклятых. Как оно всегда бывает, сначала гибнут рабы и служаки. Потом люди повыше. А самым последним остается верх.
Черная нить увела прочь от храма.
Не желая распугивать народ своим видом, я свернул к ближайшему постоялому двору и тщательно вымылся у колодца. Не стесняясь, стянул перепачканную одежку, бросил в пыль под ногами. Под десятком взглядов пересек двор и сорвал развешенную на веревке. Невозмутимо влез в прочные штаны и дорогую мягкую рубаху.
Прогнать меня так никто и не решился.

Дорога привела к роскошному дому. У дверей сидел высокий статный воин. Недовольно зыркнул на меня, но даже не пошевелился.
-Хозяин дома? –спросил я.
-А тебе что? –нехотя разлепил губы воин.
-Я по делу. Скажи, нужно поговорить за пирамиды.
В меня впились злые, раздраженные жарой глаза. Он и не подумал вставать.
-Иди себе, -бросил страж, тянясь к кувшину с водой.
-Мне нужно, -упрямо повторил я.
-Тебе, но не мне ж? –хмыкнул он.- Если так сильно нужно, вечером иди ко дворцу фараона. Он будет возвращаться домой, может и сможешь поговорить.
Ого, дворец фараона! Неужели вхож к Богоподобному?
-А сейчас – никак?
Воин скорчил уставшую гримасу:
-Слушай, иди себе… Будешь надоедать – прихлопну!
Полоска дыма уходила сквозь двери. Манила, тянула. Хотелось рвануть прямо на дверь, сшибить воина и головой вперед вломиться в дом, но… Будь я молодым, в расцвете сил, это не составило бы труда. Охранник сам бы убрался прочь, еще и дверь услужливо открыл.
Ушла моя молодость… Покинули силы…
Единственное, что оставалось – топтаться на месте и ждать, когда Каилис сам выйдет из убежища.
Я втянул полной грудью сухой горячий воздух. В нос ударила волна запахов, перед глазами вспыхнул ряд картинок. Сразу за дверью учуял большую комнату, троих мужчин. Судя по крепкому запаху пота – крупных, могучих воинов. Пахло кислым вином, жареным мясом, и едва заметно, наверно из крохотной комнатки рядом, – истерзанным женским телом. Там пыталась забыться сном отданная на потеху рабыня.
Неведомого Каилиса я мысленно похвалил за сообразительность. Таким хозяевам воины служат верой и правдой всю жизнь. Я и сам, будучи военачальником, не раз отдавал рабынь и своих наложниц войску.
Но сейчас что-то сдвинулось в груди. Еще висели в душной комнате боль и страх, когда жадные руки хватали молодое тело…
Я решительно зашагал к двери. Рявкнул во всю глотку:
-Уйди с дороги, раб!
У воина враз заиграли желваки. Вскочил он мягко, как барс. Блеснул выхваченный клинок.
-Пища шакалов! -радостно выкрикнул воин.
Двинулся на меня, закрывая полнеба, возвышаясь, как гора. Изогнутый меч в его лапе казался маленьким, ненастоящим. Хотя этим мечем он мог перерубить меня пополам.
-Ты сам выбрал судьбу, -зловеще прошипел я.- Анубис, яви силу! Помоги мне!
Все случилось быстро. Я даже не заметил всего действия.
Быстро надвигался воин. Потом его рвануло вниз – только руки мелькнули, взлетевшие от скорости к небу. И на песку остался один меч.
А из-под ног раздался смех, напоминающий шакалье рычание.
Бог мертвого царства был рад короткой потехе.
-Спасибо, -выдохнул я.- Сам бы не справился.
Мелькнула мысль подобрать клинок. Мелькнула и ушла прочь. К чему мне оружие смертного, если помогает Бог?
Толкнув дверь, я вломился в полумрак дома.
-Эй, чего нужно? –шевельнулся на кровати один из воинов. Остальные двое спали, но сразу открыли глаза и уперлись свирепыми взглядами.- Ты вообще кто? И где Шутан?.. Эй, Шутан, ты что, уснул?
-Ушел, -поправил я.- К Анубису.
В один миг троица оказалась на ногах. И я счел нужным добавить:
-Если не хотите разделить его участь, сидите тихо.
Не знаю, что они собирались сделать. Наверное, хватило бы нескольких секунд дабы разорвать меня на части. Помог Анубис. На этот раз не утаскиванием к себе, а простыми словами.
Мурашки побежали даже у меня, когда шакалий вой раздался невесть откуда и на весь дом прогрохотало:
-Я жду одного неверного движения!
Троица побелела и застыла без движений. У одного задергалась щека, он зацокал зубами. В меня уперся молящий о пощаде взгляд.
-Предупреждал ведь, -пожав плечами, напомнил я.
Уверено прошел к ширме, одернул и шагнул в маленькую комнатку. Там даже не было кровати – какая-то тряпка на полу. В углу вздрагивала, скрючившись в три погибели, голая девушка.
Тонкий стан, длинные черные волосы, изящные ноги и руки, бронзовый загар… Да, она была очень красива.
И из-за этого еще больше несчастна.
Несмотря на мрак я разглядел синяки на руках и боках. Там, где хватали ненасытные лапы воинов.
Чувствуя, как наливаются дурной кровью глаза, шагнул назад в зал. Стянул с одной из кроватей тонкое одеяло. Затем вернулся к рабыне, бережно поднял на ноги и закутал трясущееся тело.
Уж не знаю, откуда взялись такие силы – подхватить ее на руки. Но взялись. Быстрым шагом я покинул дом Каилиса.

-И что мне с тобой делать?
Мы сидели просто на земле в маленькой почти безлюдной улице. Друг напротив друга. Я – рассматривая ее, она – клипая большими ресницами и изредка вздрагивая. Одеяло было натянуто до подбородка.
-Ну, чего молчишь? –Я как можно доброжелательней улыбнулся.
Девушка всхлипнула и запинаясь спросила:
-Продашь меня на торгу?
-Зачем мне тебя продавать? –удивился я.- Ты больше не рабыня. Если хочешь, уходи прямо сейчас.
Она не поверила. Поджав выскользнувшую из-под одеяла ногу, уткнулась лицом в колени и затряслась в беззвучном рыдании.
-Ну чего ты? –устало проговорил я.- Клянусь Осирисом, что ты свободна! Вот прямо сейчас вставай и уходи – я с места не шевельнусь.
Рабыня резко подняла глаза.
-Честно?
-Я ведь поклялся, -пришлось напомнить.
Она осталась сидеть. Большие глаза не отрывались от меня.
-Кто ты?
-Египтянин.
Робкая улыбка озарила милое личико.
-А имя у египтянина есть?
-Было, -помолчав, ответил я.- Давно.
Девушка с трудом поднялась. Я испугался, что сейчас пойдет прочь, но она перебралась ко мне. Села рядом, опершись о мое худое плечо.
Очень долго между нами висело молчание. А после красавица сообщила:
-Если не хочешь открывать свое имя, я дам тебе новое.
-Хотел бы, -признался я.
В самом деле хотел! Но не мог вспомнить... В памяти зиял большой провал. Я только тогда осознал, что до того момента, как скатился с вершины пирамиды, ничего не помнил. Ни капельки!
Помнил – был воеводой, карающей дланью фараона. Помнил – был непобедимым воином. Помнил, как армии врагов разбегались не чуя ног. А больше ничего…
-Тогда будешь Сфинксом, -тихо, на самое ухо, сказала девушка.
Мои губы сами потянулись вверх. Слова спасенной польстили.
-А почему именно Сфинксом?
-У тебя взгляд похожий, -безобидно заявила она.- И веет от тебя такой же надежностью и силой. Вроде бы… ну, худой, слабый… а как глянешь! Сразу мурашки по коже!
Вот как! Мурашки по коже! Что тут скажешь – хорошо.
-Нужно тебя пристроить куда-нибудь, -обронил я. Краем глаза словил испуганный взгляд. Она неверяще изучала мое лицо:
-Зачем?
Пришлось объяснить:
-У меня дела здесь недоделанные. Как бы это выразиться… не совсем мирные. Тебя подвергать опасности я не хочу.
Девушка в один миг заключила меня в крепкие объятия.
-Не хочу без тебя! Ты единственный человек, который так хорошо со мной обращался…
-Не единственный, -мягко поправил я.- А первый. Я тебе гарантирую – будут еще. Больше никто не посмеет коснуться тебя хоть пальцем! Веришь мне?
-Верю.
-Значит вставай. Пойдем найдем тебе одежку.
Она быстренько подскочила. Помогла подняться мне. И только после спросила осторожно:
-А у тебя деньги есть?
-Нету, -признался я.
-А как тогда?..
-Сейчас увидишь. –Я подмигнул и сказал:- Поверь, у меня уже появился опыт в этих делах.

Ра спускался на своей лодке к краю земли. Теперь на него можно было смотреть не жмурясь – Бог-Солнце копил силы для схваток в Подземном Мире и отвлекаться на нас, смертных, было недосуг.
Но одно дело он все же решил сделать. Последний его луч прежде, чем скрыться за домами, скользнул по водной глади и застыл на пузатом корабле.
Знак мне, куда следует посадить Акополию.
Имя у рабыни выдалось славное. Она с грустью призналась, что родилась в знатном роду и детство провела в радости и благополучие. А вот потом боги отвернулись от ее отца, и однажды ночью их дом сожгли воины заклятого врага. А ее схватили, увезли и продали.
-Пошли, красавица, -вздохнул я.
Теперь она походила на знатную жену воина-ширдана, наемника из личной охраны фараона. Одежку для нее мы добыли у богатого торговца, нагло постучав в дверь и попросив. Нас даже впустили внутрь: выбрать любую, переодеться и вздремнуть.
Имя Сфинкса начинало оправдывать себя.
Вблизи корабль оказался большим и длинным. Надежным. Из отверстий выглядывали широкие весла, по ту сторону угадывались спящие прямо на скамьях рабы.
Уже стемнело и палубу освещало пару факелов.
На берегу возле корабля крутились одни моряки и я смело направился к трапу. Акополия испугано схватила меня за руку и больше не отпускала.
-Где хозяин корабля? –спросил я, едва ступив на скрипящую палубу.
К нам повернулась компания болтающих мужчин. Не мужланов, которые обычно водятся на суднах, а достойных мужей. Высокий и молодой моряк шагнул навстречу.
-Это я. Чего желаете?
-Мне нужен надежный человек, -строго заявил я,- который не даст в обиду вот эту жемчужину. И благополучно доставит ее, куда она пожелает.
У мужиков за спиной капитана отвисли челюсти.
Ладошка Акополии крепче сжала мою.
Но капитан не мог оторвать глаз от моих. Что он в них видел? Гнев Ра, заступившегося вместе со мной за хрупкую жизнь бывшей рабыни? Или знак, что девушка станет талисманом его жизни, верной женой и матерью детей?
-Я тот человек, который сможет это сделать, -расправив плечи, молвил капитан.- Клянусь Хапи, воплощением великого Нила, ни один волосок не упадет с головы этой девушки… красавицы…
Я передал в мозолистую руку нежную ладошку. Девушка как зачарованная пошла за своим будущим мужем к корме. И смешиваясь с тьмой, царящей там, на миг обернулась.
В чудных глазах стояли слезы счастья.
-Прощай, Сфинкс! Я навсегда тебя запомню!
-Знаю, -улыбнулся я в ответ.
На берег я вернулся с огромной пустотой в груди.


8. Царская змея, проклятие и скарабеи

Сфинкс…
Имя прикипело, как родное. И ведь в точку попала! Охраняю я покой фараона! Вылез из Вечного Жилища Богоподобного лишь затем, чтобы отомстить!
Вот только загадка – что я делал до этого?
Чем занимался? Где был, как жил? Как вообще оказался на вершине пирамиды!
Эти вопросы сильно взволновали меня. Так сильно, что очнулся я лишь уловив едва видимый дымный след, манящий к цели.
-Иду, иду, -пробормотал, сворачивая в темный переулок.
Встретившиеся там оборванцы шагнули было навстречу, но в последний момент отшатнулись, как от огня. Я не сбавляя шага повернул к ним голову:
-Шли бы вы по домам.
-А ты не указывай! –огрызнулся одинокий голос из толпы. На него сразу зашипели, донеся шлепок подзатыльника и кто-то спросил:
-Почему домой?
-Сегодня злая ночь. Лучше на улицах не шататься.
Заворачивая за угол успел расслышать, как расходятся кто куда не сложившиеся бандиты.
Ну вот, -подумалось, -второе доброе дело за один день. Если так пойдет и дальше, то на суде Осириса мое Ба перетянет Весы в лучшую сторону.

Улица была широкой и длинной. На большом расстоянии друг от друга торчали на стенах домов факелы. И она, улица, напоминала жизнь человека – пятнышко света, пятнышко тьмы, пятнышко света, пятнышко тьмы…
Полоса проклятия то ныряла во тьму, сливаясь с ней, то выскакивала на светлые пятачки.
Я закрыл глаза и пошел так. Больше указатели были не нужны. Острое чутье – не нюх, а именно чутье – вело туда, где судьба уготовила встречу Каилиса и Сфинкса.
Не знаю, сколько я так прошагал. Время больше ничего не значило.
В тишине спящего города я замер.
Шаги донеслись позже. Неторопливые, уверенные. Властные.
Медленно поднял веки.
Навстречу шагало четверо мужчин. Три крупных умелых воина – у каждого по два меча на поясе! А за их спинами – не уступающий им в росте и ширине плеч мужчина. В одеяниях верхового жреца храма Ра!
Факел висел в шаге от меня, выставляя напоказ худое тело. Четверка даже не взглянула в мою сторону – бродяга, шатающийся в поисках убежища на ночь, не стоил внимания. Я сам встал на середине дороги. Впился в жреца глазами.
-Каилис!
Тот с брезгливой гримасой мазнул по мне взглядом, но рот открывать не счел нужным.
-Каилис, я шел за тобой от пирамиды! Вечного Жилища Богоподобного, в которое ты осмелился вторгнуться!
Жрец дернулся и застыл. Побагровев от гнева, бросил верным псам:
-Убить его!
Троица здоровяков двинулась ко мне. Никто даже не потрудился вынуть клинок – свое превосходство они понимали прекрасно.
-Он вторгся в пирамиду, -предупредил я.- И теперь на нем проклятие. Каждый, кто с ним свяжется, возьмет это проклятие и на себя! Я не шучу.
Они как по команде замерли, нерешительно переглянулись.
-Не врешь? –спросил самый широкоплечий.
-Зачем мне? –Я встретился с сузившимися глазами жреца. Из рукава тот что-то медленно тянул. Сначала показалась вычурная золотая ручка, за ней блеснула тонкая полоска клинка. И я торопливо закончил:- Зачем вам рисковать из-за чьей-то глупости?
-Это правда? –повернулся широкоплечий к жрецу. Дождался неохотного кивка и облегченно сказал:- Тогда мы пошли. Деньги ты платишь за верную службу, но проклятие из пирамид нам не нужно… Ты-то выкрутишься, а вот мы – вряд ли.
И троица, не отводя от меня глаз, втянулась в темный переулок.
-Не они, так я, -проскрежетал Каилис. Двинулся на меня. Клинок он держал чересчур ловко, как для жреца. Наверняка не только из знати, но и воином пробыл немало лет.
-Ты уже мертвец, -не шевелясь, сказал я.- Проклятый богами мертвец.
-Ты тоже, -мрачно пообещал Каилис.- А я попозже, лет через сорок…
Момент, когда он прыгнул, я уловил, но отскочить вбок не успел. Сил катастрофически не хватало. Единственное движение – перехватить руку с оружием, Каилис будто и не заметил. Легко отмахнулся, отчего меня кидануло назад, свободной рукой схватил за грудки.
-Ну, где твое проклятие?
И клинок вошел мне в живот.
Только боли я не почувствовал…
Жрец провернул широкое лезвие, ожидая увидеть, как меня скрутит в конвульсиях. Я стоял не шевелясь.
Одновременно мы глянули вниз. И Каилис мигом отскочил назад.
Из разреза в рубахе торчала одна рукоять. Крови не было ни капли. Вместо нее там копошились десятки мелких жуков-скарабеев!
Остановившимися глазами я смотрел, как клинок медленно вылезает из раны – сам! Он звякнул о землю. Жуки мигом собрались в одну кучу. Мгновение – и они сплотились, слились с плотью, закрывая рану и выравнивая кожу...
Я стоял целый и невредимый!
-Солнечная мумия! –бледнея выдохнул Каилис.
Но самообладания жрец не потерял.
Из складок одежды явилась на тусклый свет небольшая золотая змея. Он мигом нацепил талисман на лоб.
-Это Урей, -мрачно объяснил Каилис.- Царская семья все века защищается ими от зла.
-И что? –Я с трепетом провел рукой по гладкому животу. Подумав, стянул рубаху и отбросил прочь.- Я вобрал в себя проклятие царского саркофага! Мое тело – тысячи скарабеев! Что мне причинит клинок?
Каилис пятился назад. Дрожащая рука то и дело трогала змею на лбу.
-Не поможет, -заверил я радостно.- Я ведь не зло, а заслуженное тобой проклятие!
-Может и так, -неожиданно согласился жрец.- Только ты сам – зло! Солнечная мумия – жуткий обряд. И древний очень… неизвестно еще, какие боги подсказали его людям. С большей вероятностью – темные…
-Почему это?
-А ты не знаешь? –Каилис заметно оживился.- Не помнишь ничего, да?
Я с трудом поборол желание пригнуть и вцепиться в шею.
Что ни говори, а узнать, кто я и что я, хотелось. Приказал:
-Говори.
Жрец уже спокойней дотронулся до золотой змеи. Перестал отступать.
-Решившегося на это безумие закрывают на десять дней в саркофаг. Без еды и питья, без света, в полной тишине! Если человек выживает, на одиннадцатый день саркофаг вскрывают и…
Он выдержал эффектную паузу:
-И засыпают скарабеями.
Вот тогда-то я дернулся. Всплыла в памяти – мельком, на единый миг – чудовищная боль во тьме. Вспомнилось, как обессиленный колотился, запертый в тесный саркофаг, а вокруг кишели жуки...
Вспомнил…
Вспомнил, что я теперь – не человек…
-Жуки поедают тело, -радостно продолжал Каилис.- А если срабатывает заклинание, тогда мумия оживает из этой невероятной смеси…
-Замолчи, -попросил я. Но жрец безжалостно добавил:
-Жуки становятся телом!
-Замолчи!
Он осекся. Видя, что я стою, упершись взглядом в пространство и не обращая ни на что внимания, попятился назад.

Слабость. Тьма вокруг.
Тело кажется чужим. Не слушается, трясется от истощения.
Потом вспышка света. И тут же – шелест тысячи жуков.
Боль. Тьма. Многолапые комочки заполонили все вокруг, забились в рот, в нос.
Нечем дышать.
Слабые руки скребут по камню. Все тщетно…
Больше ты не человек. И нету больше у тебя человеческого тела. Быть тысячей жуков – удел Солнечной мумии…

И вдруг открылись все чудеса, случившиеся со мной на этом пути. Я понял смысл Затмений: пока валялся без сознания, мое тело рассыпалось на огромную стаю скарабеев!
Вот как я слетел с пирамиды и не разбился! Вот как скатился с лестницы и очутился в недрах усыпальницы фараона! Вот как поднялся на бархан! Вот куда делся десяток воинов в доме – не сквозь пол ушли проклятые, а орали съедаемые заживо!

Я дернулся, вываливаясь из воспоминаний в мир живых. Улица была уже пустой. За дальним углом торопливо исчезала спина жреца.
-Каилис! –заорал я, не двигаясь с места.- Неужели ты веришь, что можно избежать наказания?
Я знал, что жрец был прав – обряд Солнечной мумии не из светлых. Что скарабеи не посмеют тронуть обладателя золотой змеи.
-Ра, я знаю, ты сейчас занят битвами в подземном мире! Но оберни свой испепеляющий взор сюда, где твой верховный жрец посмел обокрасть фараона!
Ответом была тишина.
Но тишина особенная. Абсолютная. Будто все звуки в мире разом умерли.
Горящий рядом факел не трещал. Замолкли ночные насекомые. Стихли шаги убегающего от расплаты Каилиса.
И в этой могильной тишине раздался жуткий крик. Над крышами метнулся к небу столб пламени… Когда я дошагал до поворота и выглянул из-за угла, посреди крохотной улицы лежала кучка пепла.
А рядом – целые, невредимые одеяния жреца и маленький золотой талисман. Урей, на который так надеялся Каилис, не мог защитить от самого светлого, что есть в мире, – огня Ра.
И на секунду почудилась в темном небе птица с головой Каилиса. Ба. Перекошенный в крике рот и выпученные от боли глаза превратили его в ужасную маску. Таким он отправился к Осирису…

***

Теперь я стою на вершине бархана и смотрю на восходящее солнце.
Последний восход.
Неведомая сила уже тянет, как магнит, в глубь усыпальницы фараона. До следующего раза, пока новые глупцы не позарятся на проклятые сокровища. И не придет время Восстать.
Затмение. Голова начинает кружиться, но я упрямо стою. И только услышав шелест тысячи маленьких жуков, с омерзением чувствуя, как распадается тело, падаю.
А последняя мысль до немыслимого гордая.
В Египте три незыблемые вещи – песок, пирамиды и я…

КОНЕЦ


Именем Осириса, Птаха и Амон-Ра заявляю, что данный рассказ не содержит ни капли лжи. Анубис, Себек и Ра, которые были не только свидетелями описанных событий, но принимали участие и даровали неоценимую помощь, могут подтвердить все мои слова.
В составлении помог Тот – Владыка слова, покровитель писцов и литературы.

#2 OFFLINE   Сказочница

Сказочница

  • Путники
  • PipPipPipPip
  • 439 сообщений
15

Отправлено 20:21:58 - 26.10.2009

Изумительные перлы:
Человек двадцать лежали без движений
шакальеголовому,
Прижал ладони по оба края проема
Скажи, нужно поговорить за пирамиды – вот это «за» часто встречается… Разговорное…Автор, Вы где - то в южных краях родной Раши живете?
И на песку остался один меч.

Далее.
Уверено прошел к ширме, одернул и шагнул в маленькую комнатку. Там даже не было кровати – какая-то тряпка на полу. В углу вздрагивала, скрючившись в три погибели, голая девушка.
Тонкий стан, длинные черные волосы, изящные ноги и руки, бронзовый загар… Да, она была очень красива.
И из-за этого еще больше несчастна.
Несмотря на мрак я разглядел синяки на руках и боках. Там, где хватали ненасытные лапы воинов.
Чувствуя, как наливаются дурной кровью глаза, шагнул назад в зал. Стянул с одной из кроватей тонкое одеяло. Затем вернулся к рабыне, бережно поднял на ноги и закутал трясущееся тело.
Уж не знаю, откуда взялись такие силы – подхватить ее на руки. Но взялись. Быстрым шагом я покинул дом Каилиса.

Автор, Вы «Волкодава» читали?
И, насколько я помню, рабов в Египте клеймили. Поэтому девушка просто так уйти смогла бы очень недалеко…

А вообще, на данный момент я уверена, что этот рассказ - лучший в конкурсе.

#3 OFFLINE   Мегана

Мегана

    Девушка из сказки

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPip
  • 1 501 сообщений
1 414

Отправлено 20:57:33 - 26.10.2009

Браво! Это лучший рассказ, который я читала на этом форуме (может быть я и ошибаюсь, но сейчас ощущение именно такое). Автор, этот рассказ определённо заслуживает быть напечатанным в бумаге. У меня просто нет слов, чтобы выразить своё восхищение!

Есть, конечно, ряд помарок, но они практически незаметны.

ЗЫ: Кажется, я знаю, кто автор)))

#4 OFFLINE   Scar

Scar

    Сильная женщина

  • Путники
  • PipPipPipPipPip
  • 636 сообщений
91

Отправлено 21:32:27 - 26.10.2009

Супер. На одном дыхании, даже поймала себя на мысли, что хочется читать и читать... Ляпы есть, конечно, но легко устраняемые. 10 баллов. Однозначно.

#5 OFFLINE   Хемуль

Хемуль

    Ломающий небо

  • Путники
  • PipPipPipPipPipPip
  • 1 743 сообщений
  • Награды

         
3

Отправлено 08:24:21 - 27.10.2009

Написано очень хорошо. Единственный минус, который вовсе не минус - много букв))
в общем, 8-9 баллов рассказу я поставлю.

#6 OFFLINE   Tokugawa

Tokugawa

    Спец

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPip
  • 853 сообщений
249

Отправлено 10:59:41 - 27.10.2009

Написано отлично, так и оценил smile.gif Учтены даже нюансы, о которых можно узнать у Пруса ("Фараон").

#7 OFFLINE   Лана СтиКинг

Лана СтиКинг

    Оркнейская Лань

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPip
  • 324 сообщений
28

Отправлено 11:26:24 - 27.10.2009

Очень. Десяточка! А можно с плюсиком? ))))

#8 OFFLINE   Камилл

Камилл

    блуждающий визионер

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPip
  • 571 сообщений
220

Отправлено 14:27:37 - 27.10.2009

Отлично, чувствуется класс.

#9 OFFLINE   Kerny

Kerny

    Иной

  • Путники
  • PipPipPip
  • 225 сообщений
25

Отправлено 16:39:40 - 27.10.2009

Единственное, что бросилось в глаза:
Цитата
Силой взять пышущего здоровьем мужчину, пусть даже с поврежденной ногой, мне было не под силу.


Очень специфичный стиль, читается легко, вообщем клева)

#10 OFFLINE   Флора

Флора

    Вторая натура

  • Путники
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 698 сообщений
  • Награды

         
75

Отправлено 20:50:19 - 27.10.2009

Отлично. Оценка будет 9 или 10, в зависимости от того, какой рассказ я поставлю на первое место.
Очень атмосферно, замечательные описания...

#11 OFFLINE   -=kite=-

-=kite=-

    Свободный Ветер

  • Путники
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 908 сообщений
  • Награды

            
26

Отправлено 21:39:18 - 27.10.2009

Ух.... пожалел что пообещал говорить только хорошее. Уж очень пафосные отзывы на текст, который и рассказом-то и не является вовсе и имеет такое огромное количество всевозможных ошибок и минусов, собранных в одном месте.
Ну да ладно. Обещание - есть обещание.

Итак, говорю только о хорошем...

Довольно атмосферно. Удачно переданы эмоции героя. Во время прочтения буквально чувствуешь своей кожей как палит солнце, как обжигает песок, как ужасно хочется пить.
Рассказ пленяет своей необычностью описанного мира. Он заставляет фантазию работать лучше любого допинга smile.gif
Легкий налет мифологиии, появление богов - все это конечно приятно сказывается на восприятии текста во время прочтения.
Мумия из жуков скарабеев, появляющаяся в голове читателя в финале, сильно играет в плюс, вытягивая текст.

Оценка:

а) Тема
- 1 балл - тема соответствует, но не раскрыта.
б) Техника
- 1 балл - редкие ошибки, текст целостен.
в) Художественность
- 1 балл - художественность присутствует, но излишняя пестрота и пафосность.
г) Личное восприятие
2 балла

Итого: 5 баллов.

В личном зачете ставлю Средне.

Автор не обижайся и не принимай на свой счет.
Мое мнение - лишь капля в море.

#12 OFFLINE   gol5p9lk

gol5p9lk

    Restless and Wild

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 906 сообщений
  • Награды

         
673

Отправлено 22:04:09 - 27.10.2009

Хе-хе, судя по отзыву Кайт разговаривает с самим собой )))

#13 OFFLINE   дг сер

дг сер

    Просто Комар

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPip
  • 1 762 сообщений
  • Награды

         
1 118

Отправлено 23:39:55 - 27.10.2009

Интересно, Кайт, а как можно чувствовать ЧУЖОЙ кожей? )

Сам еще не вырос из пеленок и основ писательства, а уже туда же - другим сопли вытирать mad.gif

#14 OFFLINE   -=kite=-

-=kite=-

    Свободный Ветер

  • Путники
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 908 сообщений
  • Награды

            
26

Отправлено 07:48:42 - 28.10.2009

Знаешь дг сер, я за любой своей позицией имею череду аргументов. Это раз.

Ничего плохого про рассказ я не сказал. Был бы это предыдущий конкурс - разнес бы этот текст в пух и прах. А в этом я дал себе зарок. И пока его сдерживаю. Так что сопли я еще никому не вытирал. А если я это и делаю - то это происходит так, что потом лицо не отмоешь )))))
Это два.

Если я сейчас начну твои посты разбирать на "свою-чужую", поверь мне мало не покажется. Следи за своими словами, за своими постами, за своей грамотностью и не флейми, пожалуйста. А со своей грамотностью я сам как-нибудь разберусЯ, СВОИМ умом.
Это три.

#15 OFFLINE   Преподобный

Преподобный

    Спец

  • Путники
  • PipPipPipPipPip
  • 560 сообщений
5

Отправлено 08:45:02 - 28.10.2009

Соглашусь с Кайтом, рассказ так себе.
Затянутый, без интересного сюжета. Нашел, отомстил, помогли боги.
Много ляпов. Например, откуда египтянин знал слово "инерция"? И как он видел иероглифы во тьме? Щеки как холодец... В Древнем Египте ели холодец? Попытки стилизовать текст переплетаются с откровенными стилистическими ляпами, при этом от некоторых орать охота.
"меня по тебя" - редкой неудобочитаемости перл.
Общее впечатлелние - ниже среднего.
Ставлю 3.

#16 OFFLINE   дг сер

дг сер

    Просто Комар

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPip
  • 1 762 сообщений
  • Награды

         
1 118

Отправлено 12:25:01 - 28.10.2009

Что, Кайт, на мозоль наступил? =-)

А давайте создадим тему, где можно будет спорить и... как там это называется... флудить, флеймить (не знаю, что сие значить!)? Что бы без рамок и приличий! Ну, приличия пусть остаются, но чтобы не удаляли сообщения и пальцем не грозили!  ph34r.gif

#17 OFFLINE   Флора

Флора

    Вторая натура

  • Путники
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 2 698 сообщений
  • Награды

         
75

Отправлено 14:20:36 - 28.10.2009

дг сер,  прекращаем флудить. Эта тема для обсуждения рассказа. Делаю первое устное предупреждение.

Цитата
А давайте создадим тему, где можно будет спорить и... как там это называется... флудить, флеймить (не знаю, что сие значить!)? Что бы без рамок и приличий!


Есть тема Флудерленд, она практически не модерируется. Так что вам туда. Хотя конечно и там прямое нарушение правил недопустимо. Кстати перечитайте их на досуге, полезное чтение

#18 OFFLINE   rainchild

rainchild

    miste

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 7 576 сообщений
  • Награды

            
206

Отправлено 18:14:54 - 28.10.2009

Рассказ сильно не зацепил,но достаточно интересно было его читать,понравился и сюжет и стиль написания.

Оценка:

1.Тема: 1 балл.Есть отголоски обеих тем,солнечной больше,но как то не до конца раскрыта.

2.Техника:2 балла.Особых ошибок не заметил,читается легко.

3.Художественность:2 балла.Очень ярко и образно написано,хорошо переданы эмоции главного героя.

4.Личное восприятие:4 балла,вызывает уважение проделанная автором работа и то как он вложился,хорошая работа.

Итого:9 баллов.



#19 OFFLINE   Забава

Забава

    Повелительница сновидений

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 4 274 сообщений
  • Награды

                  
1 511

Отправлено 08:01:46 - 31.10.2009

Прочитала отзывы на рассказ и приготовилась получить удовольствие от чтения одного из лучших рассказов конкурса.... Прочитала половину... В недоумении огромном. Это что? help.gif

Постараюсь осилить dntknw.gif

Зы... Похоже, я, Кайт и Преподобный читали какого-то другого Египтянина

#20 OFFLINE   NaGaN

NaGaN

    полетели

  • Завсегдатай
  • PipPipPipPipPipPip
  • 1 488 сообщений
  • Награды

            
670

Отправлено 12:53:46 - 31.10.2009

я видать тоже другого читал
Нудно, долго и предсказуемо – даже египтоведовские мотивы не сильно впечатлили
7 за старания




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых пользователей